Показать Введите пароль

Забыли пароль?

Пожалуйста, укажите ваше имя

Показать Пароль должен содержать не менее 6 символов

Close

Сказка об Анзауре

Покончив с этой работой, юноша крикнул товарищу, чтобы он слез с дерева.
– Ну, – сказал он, – с двумя великанами я покончил вполне удачно; теперь надо ждать третьего; но я уверен, что он скоро не придет; я же нуждаюсь в отдыхе: мне необходим крепкий сон; пока я буду спать, береги хорошенько моего чалого жеребца; если убережешь до моего пробуждения, все кончится благополучно, а если ты его не укараулишь, то мне несдобровать: хоть я и убыо великана, но сам буду опасно ранен.
– Не беспокойся, храбрый юноша, – ответил ему товарищ. – Спи спокойно! Пока ты будешь отдыхать, я глаз не сведу с твоего коня.
Но едва лишь Анзаур смежил усталые глаза и погрузился в глубокий сон, его спутник тоже стал чувствовать необыкновенную усталость во всем теле. «Прилягу-ка я, – подумал он, – ведь это мне нисколько не помешает бодрствовать и зорко следить за лошадью».
Но едва он лег под дерево, неподалеку от привязанного чалого жеребца, как глубокий сон мгновенно овладел им.
В то время как оба путника предавались сну, внезапно явился третий великан. «Э, да здесь уже кто-то хозяйничал», – подумал он, увидя привязанного к дереву жеребца. Осмотрев чалого коня и найдя на нем атажукаевское тавро, великан встревожился и, не зная об участи двух первых великанов, решил немедленно оповестить их о случившемся. Не долго думая великан отвязал от дерева чалого жеребца, сел на него и уехал в чащу леса искать своих товарищей.
Тем временем проснулся Анзаур и прежде всего бросился к тому месту, где был привязан конь.
– Ах, несчастье! – горестно вокликнул юноша. – Чего я опасался, то и случилось: пропал мой конь, а с ним и моя сила уменьшилась наполовину!
И он начал будить спавшего товарища:
– Вставай скорей! Сейчас должен явиться на поляну великан, и мне предстоит тяжелая борьба, ты ведь не уберег моего чалого.
– О, прости меня, юноша, – сконфуженно воскликнул товарищ, – но клянусь тебе, я не виноват в случившемся!
– Я и не виню тебя. Аллах поможет мне в правом деле. Ты только обещай исполнить мою просьбу: во время поединка великан нанесет мне тяжелую рану, хотя и сам свалится, разрубленный моим мечом; и вот, чтобы спасти меня от смерти, ты после поединка немедленно положи меня в мешок с кровью. В этом мешке я должен пролежать пятнадцать дней, на шестнадцатый же выйду из него совсем здоровым и сильнее прежнего, так как в меня перейдет кровь убитых. Во время моей болезни ты хорошенько наблюдай за табунами. Если же тебе надоест ждать моего выздоровления, то забирай с собой все табуны и уходи отсюда.
Не успел Анзаур сделать последние распоряжения, как послышался шум и треск ломающихся веток и на поляну выехал великан на чалом жеребце. Увидя Анзаура, он крикнул ему с бешенством:
– Так это ты, дерзкий мальчишка, лишил меня моих товарищей?! Ну, несдобровать же тебе теперь!
И с этими словами рассвирепевшее чудовище бросилось с поднятым мечом на Анзаура, и закипел смертный бой. Долго они сражались с переменным успехом; но вот в то время, когда Анзаур наносил смертельный удар мечом по голове великана, сам юноша покачнулся от удара противника и тоже, как подкошенный, упал на землю. Наступила мгновенная тишина. Товарищ Анзаура, все время чутко прислушивавшийся и наблюдавший за борьбой, вышел из-за деревьев и осторожно подошел к лежавшим. Убедившись, что великан убит, он уже смело наклонился над Анзауром и увидел, что жизнь в теле юноши еще теплилась, как неприметная искра.
Верный распоряжениям Анзаура, товарищ тут же опустил тело раненого в мешок с кровью и, считая себя виновником происшедшего несчастья, дал себе слово никуда не отлучаться из леса до полного выздоровления Анзаура.
Наконец прошло пятнадцать дней; на шестнадцатый из мешка вышел юноша и предстал пред глазами изумленного товарища. На лице Анзаура не осталось и следа болезни: он имел цветущий вид и поражал своей красотой и мощью.
– Ну, спасибо тебе, товарищ! – сказал Анзаур. – Ты был мне верным другом. Другой на твоем месте не стал бы ждать и угнал бы все табуны.
– Не за что тебе меня благодарить, ты и так достаточно поплатился из-за моей оплошности, – ответил товарищ.
После этого они стали собираться в обратный путь. Скоро по лесу пошел шум и треск – это шли табуны лошадей.
Бодро и радостно ехал Анзаур со своим товарищем, и незаметно они прибыли на вершину той горы, где произошла их встреча.
– Ну, товарищ, – обратился Анзаур к своему спутнику, – теперь время нам расстаться; но прежде чем мы в последний раз пожмем друг другу руки, я хотел бы тебя отблагодарить за твою бескорыстную дружбу. Выбирай любое: или трех знаменитых жеребцов с атажукаевским тавром, или весь атажука-евский табун, кроме этих трех благородных животных.
Спутник Анзаура выбрал весь табун. Поблагодарив и распрощавшись, он погнал впереди себя отобранный атажукаевский табун, а Анзаур поехал в противоположную сторону, гоня впереди себя табуны жителей своего аула и трех заветных жеребцов.
Не успели оба путника съехать с горы, как обоим одновременно пришла одна и та же мысль, что за все это время ни тот, ни другой даже не подумали назвать свои имена, и они решили теперь же поправить свою ошибку, и поэтому неудивительно, что оба опять съехались на вершине горы.
Товарищ Анзаура назвал себя и между прочим сказал, что у него есть дочь, удивительная красавица, но очень капризная; что ей пришла в голову мысль выйти замуж за того, кому придется впору та одежда, которую она сшила своими руками.
– И вот я сколько времени езжу из одного места в другое, но до сих пор еще не нашел ни одного человека, которому была бы впору сшитая дочерью одежда, – сказал товарищ Анзаура.
– А дай-ка мне примерить, – со смехом предложил юноша и стал надевать на себя весь костюм, сшитый руками неизвестной ему красавицы.
Каково же было удивление отца девушки, когда он увидел, что весь наряд сидел на Анзауре, как сшитый по мерке!
– Ну, быть тебе моим зятем! – радостно воскликнул он.
– Что ж? Я согласен. Бери теперь же с собой одного из трех жеребцов – это будет часть калыма за твою дочь, а остальных жеребцов я сам пригоню, когда приеду жениться.
После этого будущие родственники, довольные и веселые, разъехались в разные стороны.
Однажды мальчики, пастухи того аула, в котором жила мать Анзаура, увидели вдали громадный столб клубившейся – пыли; перепуганные, они с криком и плачем прибежали в аул. На вопрос жителей, чего они испугались, пастухи ответили, что, верно, идет большое войско на их аул, так как столб пыли, виденный ими, слишком велик.
Перепуганные жители побросали свои работы и побежали в поле, чтобы встретить войско.
Каково же было их удивление, когда они, всмотревшись в даль, увидели в облаках пыли быстро бегущих лошадей! Никому и в голову не могло прийти, что это возвращались их табуны, отнятые храбрым Анзауром, которого они считали давно погибшим.
Тем больше было радости и счастья, когда через некоторое время перед изумленными жителями аула предстал сам богатырь Анзаур и передал им в целости и сохранности сильно размножившиеся за много лет их отсутствия табуны. Но больше всех радовалась мать Анзаура, считавшая его давно умершим и даже носившая по нему траур.
После первых минут свидания молодой богатырь поведал матери и всем жителям аула о своих приключениях, а также и о том, что он уже счастливый жених неизвестной ему красавицы.
– О сын мой! – воскликнула Атажукаева с радостью. – Ты слава и гордость моя! Напрасны были мои слезы и печаль – не угас род Атажукаевых, а окреп и возвеличился в лице твоем, мой храбрый Анзаур!
Все жители аула тоже прославляли молодого Атажукаева за его необычайные подвиги, и в честь его приезда, а также на радостях, что получили в сохранности свои давно исчезнувшие табуны, стали устраивать пиры, на которых храбрый Анзаур был везде желанным почетным гостем.
Наконец, когда все увеселения окончились, Атажукаев стал собираться в путь за своей невестой. Выехав на заветной чалой лошади и ведя за собой на поводу двух знаменитых жерябцов из отцовского табуна, он быстро приближался к аулу девушки.
Подъезжая к самому аулу, Анзаур переоделся в одежду, сшитую руками красавицы, чтобы она могла сразу признать в нем своего жениха.
Когда перед ним показались первые сакли аула, его внимание было привлечено веселыми группами жителей. Одни танцевали под звуки инструментов, другие пели, третьи состязались в беге, и все были наряжены в лучшие одежды. Анзаур был удивлен. «Что такое произошло в ауле?» – подумал он и, проезжая мимо танцующих, задержал своего коня и обратился с, вопросом:
– Объясните мне, пожалуйста, добрые люди, причину вашей радости, чтобы и я, путник, мог разделить с вами веселье.
Увидя перед собой прекрасного юношу, танцующие с уважением и любопытством обступили его, с искренним восхищением любуясь богатырем и восторгаясь его чудными жеребцами.
– Кто ты, прекрасный чужеземец, мы не знаем; но вид твои внушает всем нам уважение, и мы охотно удовлетворим твое любопытство, – почтительно проговорили окружающие. – Мы празднуем свадьбу дочери владетельного дворянина. – И они назвали имя будущего тестя Анзаура.
Атажукаев весь вспыхнул от гнева, по сдержался и спокойно спросил:
– За кого же выходит девушка?
– О, ее жених очень знатный и могущественный калмыцкий хан. Он мельком увидел девушку и, плененный ее необыкновенной красотой, берет ее насильно себе в жены. Поезжай и ты, прекрасный путник, в дом невесты; тебя примут там с почетом, и ты будешь для всех желанным гостем.
Поблагодарив танцующих за объяснения, Анзаур направил своего чалого по указанию жителей к дому дворянина.
– Кто этот красавец-богатырь? Жаль, что он раньше не видел невесты! Вот он был бы настоящим мужем для такой красавицы, не то что старый хан! – рассуждали между собой сельчане после отъезда юноши.
– А видели его коней? – говорили другие. – На что уж ханские кони прекрасны, но в сравнении с этими жеребцами они никуда не годятся. Только зачем он сам едет на такой невзрачной лошади? – недоумевали они. – Да, наверное, этот путник не простой человек. – И долго еще пирующие жители аула вели разговоры об Анзауре.
В то время сам юноша уже подъезжал к дому невесты и был с почетом встречен гостями, среди которых не видно было лишь одного хозяина. Анзаур, несмотря на гнев, радушно разговаривал с гостями и охотно принимал участие в их веселье. Когда начались танцы, он выступил в середину круга и начал танцевать. Все с восхищением смотрели на прекрасного богатыря и удивлялись ловкости и красоте его движений.
Красавица невеста, узнав о прибытии нового гостя и горя нетерпением посмотреть на него, вышла к гостям и, увидев танцующего Анзаура в одежде, сшитой ее руками, сразу узнала в нем своего настоящего жениха и, смело выступив вперед, закружилась перед Атажукаевым в веселой пляске.
«А, вот кто моя невеста! – подумал Анзаур. – Ну, такую красавицу добровольно я никому не отдам и не побоюсь никакого хана».
Во время пляски прекрасная девушка незаметно вручила свое кольцо Анзауру и шепнула ему:
– Увези меня! Я буду на балконе ждать тебя.
– Будь покойна, – ответил ей так же тихо Анзаур. – Я увезу тебя, и ты будешь моей женой.
Никто из гостей не мог слышать этих переговоров, так как все были увлечены, наблюдая пляску прекрасной пары, и невольно у всех пирующих промелькнула одна и та же мысль: "Вот этот богатырь был бы настоящим мужем для такой красавицы!"Когда танцы окончились и девушка ушла на свою половину, Анзаур незаметно прокрался сквозь толпу и вышел во двор; здесь он приготовил своих лошадей и стал ждать, когда можно будет среди шума на пиру выкрасть девушку. И вот, улучив удобную минуту, он подошел к балкону, на котором сидела красавица, окруженная своими подругами, выломал одним ударом кулака доски балкона, схватил девушку, посадил ее на одного из своих коней, сам сел с ней и, держа на поводу заветного чалого, быстро помчался из аула.
Подруги красавицы своими криками всполошили пирующих; начались расспросы, поднялась суматоха, а сам жених, калмыцкий хан, приказал своим приближенным и телохранителям немедленно садиться на лошадей и мчаться за дерзким похитителем ханской невесты. С ними должен был ехать и отец девушки, еще не знавший, что вором был Анзаур, законный жених его дочери.
Как ни спешил обиженный хан, как ни торопили своих калмыцких скакунов посланные, все же не могли догнать Анзаура.
Не видя наконец за собой погони, он остановил своего коня и сказал красавице:
– Пока при мне мой чалый, нам нечего бояться. Выехавшие за нами наездники, наверное, теперь рассыпались по всей дороге, и мне легко будет по одному всех перебить; если только ты не боишься, то я их примерно накажу.
– С тобой, мой богатырь, я ничего не боюсь! – с гордостью ответила красавица. И они поехали обратно в аул.
И действительно, так и случилось, как говорил Анзаур. По пути они нагоняли ехавших обратно наездников, и Атажукаев без труда расправлялся с ними при помощи своего меча.
Самым последним из преследуемых наездников был сам отец красавицы. Он ехал на том самом жеребце, которого получил от Анзаура в калым за дочь.

← Сказка о черепе
Старинная притча →

Читайте также:


пока нет оценок


Длительность

24 мин
3 страницы


Популярность

  98

ниже среднего

Мне нравится

Поделиться с друзьями

Настройки

Размер шрифта              

Цвет текста  

Цвет фона    

Другие Тексты сказок

МОБИЛЬНОЕ ПРИЛОЖЕНИЕ
Мобильное приложение Audiobaby

Слушайте сказки без
доступа в Интернет

Записывайте сказки
своим голосом

Делитесь сказками с друзьями

Составляйте списки любимого

Создавайте плейлисты

Сохраняйте закладки

Никакой рекламы

Аудиосказки для iPhone

Аудиосказки для Android