Показать Введите пароль

Забыли пароль?

Пожалуйста, укажите ваше имя

Показать Пароль должен содержать не менее 6 символов

Close

Вор и колдун

Надо, чтобы отец разрешил ребенку колдовать, и пусть мальчик попросит богов о дожде.
— Если надо, то поговорим с отцом. Наверное, он согласится. Нам очень нужен добрый колдун. Люди недовольны Шамбе-же и теми, кто с ним заодно. Много они зла делают. А наш добрый волшебник стал уже стар и слаб.
Кимона диа Зонга, великий вождь, поднялся:
— Пусть этот ребенок станет славой не только нашего народа, но и всей нашей земли! Да будет так!
Тогда, хорошо запомнив услышанное, Шамбеже решил показать людям, на что он способен. И с наступлением ночи он вместе с теми, кто с ним заодно, отправился в путь.
— Мы идем во мраке! Мы все видим! Мы идем во мраке! Мы все видим! — устрашающе повторяли они.
Люди сквозь сон слышали их голоса и тревожно ворочались на циновках.
— Где его похоронили? — спросил один из спутников Шамбеже.
А другой, ударив ногой по маленькому холмику земли, сказал:
— Здесь! Разве вы не видели, где его хоронили? И в злобной радости все закричали:
— Поднимись, мертвец, мы пришли!
Шамбеже и один из тех, кто с ним заодно, посыпали землю волшебным порошком, приказывая бесчувственному телу подняться со своих носилок.
— Теперь он наш! Теперь он наш! И тело и душа! Все наше! Но в это время небо на востоке чуть посветлело.
— Придется наш пир отложить до завтра,- с досадой проговорил Шамбеже.- Пусть мертвец полежит пока в моей хижине. Отнесем-ка его туда. Согласны?
И те, кто с Шамбеже заодно, согласились. Завтра они им поужинают. Вчетвером они понесли носилки с мертвым телом в хижину Шамбеже.
Но никто из них не знал, что Камуколо, хитрец и воришка, выследил их, все видел и слышал. Вслед за колдунами он пробрался в хижину и улегся рядом с мертвым телом.
«Вот теперь мы узнаем, кто хитрее! Вот теперь мы узнаем, кто раньше встает: ты ли, колдун, или я — вор», - так, лежа рядом с мертвецом, размышлял Камуколо.
Когда снова наступила ночь, Шамбеже пришел за покойником. Потянул колдун мертвое тело к себе, а оно вдруг отпрянуло назад и тяжело шлепнулось на прежнее место.
— Эй! Не хочешь идти? Тебе понравилось это место? — насмешливо проговорил Шамбеже.
А те, кто заодно с Шамбеже, стояли рядом и не понимали в чем дело.
— Я его тащу, а покойник почему-то возвращается обратно… — растерянно объяснил Шамбеже. И снова попытался поднять мертвеца. Но у него опять ничего не получилось.
— Он уже не может чего-нибудь хотеть! Пусть делает то, что мы хотим! — хохотали колдуны.- Бери его за плечи, а мы возьмем за ноги.
Так они взвалили тело на носилки и очень довольные направились в густые заросли.
А Камуколо потихоньку выбрался из своего укрытия, прихватил корзину Шамбеже, в которой лежали колдовские принадлежности и, стараясь не упустить колдунов из виду, но вместе с тем и не приближаясь к ним слишком, отправился вслед за ними.
Подвешенное на жердях мертвое тело было освещено разгорающимся пламенем костра. Вокруг него, по змеиному извиваясь, вертелись колдуны в дьявольской пляске. Они дрыгали ногами, бешено крутили головой, хриплыми голосами выкрикивали какие-то заклинания и пронзительно свистели. И это были уже не люди, а странные существа: на головах — рога, птичьи перья и волосы торчком, на лбу — огромный рог носорога, на поясе у каждого по четыре непрерывно шуршащие ветки: две — по бокам, одна — спереди и одна — сзади.
И вот, будто призывая к пиршеству, языки пламени начали лизать мертвое тело, которое уже издавало резкий запах. Шамбеже остановился первым и, зловеще усмехаясь, осмотрел покойника:
— Поглядите-ка на него! Вон какой жирный! И для кого он так старался побольше есть? Ха-ха-ха!
— Не знаешь для кого? Для нас, конечно! — сказал один из колдунов.
И снова, оскалив зубы, завертелись они вокруг жертвы. Затрещали сухие сучья, колдуны разразились хохотом.
Потом, хлопнув несколько раз в ладоши, Шамбеже присел на корточки.
— Вот эта самая тварь, Кифубу, — сказал Шамбеже, указывая на покойника, — хотел меня однажды опозорить! Знаете, в то время, когда была чума, я пошел к нему просить, чтоб он дал мне быка… Мои сдохли от болезни, а коровам был нужен бык… И как вы думаете, что он мне ответил? «Здесь в наших местах, чумы не было. Если я тебе дам быка, он сдохнет так же, как твои… » А теперь сам жарится, как бык!
— Сейчас мы его попробуем! — воскликнул один из колдунов, с шумом вдыхая запах жареного мяса.
Вытащив из корзины большой клубень маниоки, Шамбеже воскликнул:
— Сейчас мы его попробуем вместе с этой штукой!
Вдруг совсем рядом завыли шакалы, привлеченные запахом жареного мяса.
— Убирайтесь прочь! Убирайтесь прочь! Это не для вас! — закричали колдуны и стали бросать в шакалов пылающие головешки.
А Камуколо, прятавшийся в кустах, корчился от отвращения. Так вот они какие, колдуны! Среди людей ведут себя, как люди, а здесь — как звери! Ах! Они заслуживают самой страшной смерти! Убийцы, людоеды!
— Может, это мне все мерещится? Чур меня, чур меня! Уйду-ка я отсюда подальше, пока меня не увидали,- прошептал Камуколо, осторожно уползая сквозь заросли кустов и волоча за собой заветную корзину.
— Это что такое? — изумился Шамбеже, когда рано утром увидел на поляне Камуколо, завернувшегося в кусок красной ткани.
Сердце Шамбеже сжалось от страшного подозрения. Уж очень эта красная ткань была похожа на ту, которая обычно лежала в его корзине. Он помчался в хижину, все перерыл. Но напрасно. Ни ткани, ни корзины… Да, на Камуколо его волшебная ткань! Негодяй! Вор!
Бегом возвратился он на поляну, где Камуколо все еще стоял, обвернутый красной тканью, а на него во все глаза смотрели девушки.
— Теперь я верю, что вор встает раньше колдуна! — сказал Шамбеже.
— Разве я тебе этого не говорил? Вор всегда встает раньше колдуна и знает то, что скрывает от других колдун,- не растерялся Камуколо.
— Что ты болтаешь? — прошипел колдун.
— А ты что, уж ничего не помнишь?
— Что я должен помнить?
— А что ты делал ночью? Где ты был? Знаешь, почему ты не мог сдвинуть мертвое тело с места? Знаешь? Потому что я его тянул в другую сторону. Понял?
Шамбеже похолодел от страха. Проклятый вор все знает! И, подавляя в себе ненависть, притворно улыбаясь, Шамбеже проговорил:
— Вот ты какой! Шутник!-И он вытащил трубку.- Нет ли у тебя уголька прикурить? — небрежно спросил Шамбеже.
Но Камуколо бесстрашно закричал в лицо колдуну:
— Нет у меня никакого уголька! Это у тебя есть угольки, чтобы поджаривать несчастных! Люди, я не шучу, я все видел, все видел!
Шамбеже молчал, устремив глаза в небо, безмолвно призывая на помощь духов. Ох, как ему хотелось, чтобы Камуколо умер в это мгновение! Как ему хотелось заставить навсегда замолчать негодного воришку! Но у него уже не было волшебной красной ткани, не было ничего для колдовства.
А в это время на поляну вышел вождь, и старейшины окружили его, прислушиваясь к спору Шамбеже и Камуколо. О чем это они там говорят? Вор и колдун, колдун и вор…
Великий вождь Кимона диа Зонга с любопытством спросил:
— О чем это вы спорите? Я хочу знать, что случилось.
И тогда Камуколо рассказал все, что видел ночью! Страх охватил людей.
— Ах, этот колдун! Теперь понятно, кто выкопал из земли умершего Кифубу! Теперь понятно, куда девался бедняга! — в ужасе похлопывая ладонями по открытым ртам, бормотали люди.
Посреди взволнованной толпы стоял Камуколо с выражением торжества на лице. Он показал необыкновенную храбрость, настоящее мужество — был там, где колдуны пожирают покойников, где человек не может находиться безнаказанно. Он сам наблюдал за страшным пиршеством.
— Эй, Камуколо! Неужели ты не дрожал от страха? — спрашивали люди.
— Вот кто у нас настоящий человек! — восклицали люди. И Камуколо, гордый своей храбростью, рассказывал им все, что он видел этой ночью.
А в это время Шамбеже, уже связанный, ждал тех, кто с ним заодно,- их должны были сюда привести.
— Знаешь ли ты, что ждет тебя и твоих сообщников? — спросил разгневанный вождь.
Шамбеже стоял, уставившись в землю, и бормотал заклинания. Но они не помогли ему. Один из старейшин сказал:
— Покончим со злыми силами! У нас теперь есть добрый волшебник!
А издали доносился шум толпы, радостные голоса, приветствующие маленького внука Канжилы, которого на руках несла сюда его бабушка. И тогда злые колдуны по обычаю тех мест сами себя казнили — повесились на четырех ветвях одного огромного дерева..

← Банго а Мусунго
Говорящая рыба →

Читайте также:


пока нет оценок


Длительность

12 мин
2 страницы


Популярность

  196

ниже среднего

Мне нравится

Поделиться с друзьями

Настройки

Размер шрифта              

Цвет текста  

Цвет фона    

Другие Тексты сказок

МОБИЛЬНОЕ ПРИЛОЖЕНИЕ
Мобильное приложение Audiobaby

Слушайте сказки без
доступа в Интернет

Записывайте сказки
своим голосом

Делитесь сказками с друзьями

Составляйте списки любимого

Создавайте плейлисты

Сохраняйте закладки

Никакой рекламы

Аудиосказки для iPhone

Аудиосказки для Android