Показать Введите пароль

Забыли пароль?

Пожалуйста, укажите ваше имя

Показать Пароль должен содержать не менее 6 символов

Close

Стихи о книгах

> Стихи для детей > Стихи про детство > Стихи о книгах (стр.2)

Найденова

Мне видится…
Мне видится – простишь ли самомненье? –
В твоих руках мои стихотворенья,
О девушка грядущего столетья!
Ты у окна сидишь при лунном свете,
И льет луна в пробелы меж стихов
Слова. Которых нет в пределах слов…
Р. Тагор

Любовь и долгий путь рождают книгу…
Любовь и долгий путь рождают
книгу,
И если нет в ней стран и поцелуев,
Нет человека с полными руками
И женщины нет в каждой капле,
Нет голода, желанья, гнева
и дорог, —
Ни колоколом, ни щитом не
станет книга,
Нет глаз у книги, рот закрыт
и мёртв,
Как предписанье Ветхого Завета.
П. Неруда

Лишь свеча, в тиши пылая…
Лишь свеча, в тиши пылая,
Осветит приютец мой, —
Я сажусь за стол, читая
Одиноко в час ночной.
Я — богач, как там не числи:
Книги есть — чего ж желать?
Но, копя чужие мысли,
Мне б своей не потерять!
Исполать, библиотека!
Что мне золота сундук?
Мильтон, Тиссо иль Сенека —
Человеку лучший друг!
Для чего нам жизни миги,
Если книг на полке нет?
Ни одной не дам я книги
И за тысячу монет!
З. Волконская

Летописец
Где книги наши?
Я отвечу:
— Они во мгле библиотек.

Но с тихой вкрадчивою речью
Подходит этот человек:
— Идемте!
— А куда зовете? Вы кто?
— Я сельский букинист.
Я дам вам книгу в переплете
Из серебра, где каждый лист
То ал, то бел, то желт, то розов,
То дымчат, как полдневный зной,
То ледянист, как от морозов…
Идемте! Следуйте за мной!
— Но почему в пустую ригу
Меня вы молча завели?
— Терпенье! Золотую книгу
Я выдам вам из-под земли!

Какие-то берет он колья,
Какой-то шест, вернее — цеп,
И отмыкает вход в подполье,
Напоминающее склеп.
Здесь веники, и расстегаи,
И душегреи, и пимы,
Но вот и статуя нагая
Выглядывает изо тьмы.

— Вот, разбирайтесь!..—
Тишь, прохлада.
Со щами кислыми ушат…
О да! Здесь нечто вроде склада,
И в этом складе — прямо клад!
Да, это мудрость! Но источник
Сей мудрости необъясним:
Я вижу — Даниил-заточник
И Ванька-ключник рядом с ним…
Здесь книги есть для разных вкусов
На полке этой и на той:
Для коневодов — князь Урусов,
Для сердцеведов — граф Толстой.
Волюмы, рукописи, свитки…
Чего-чего тут только нет!
Через оконце жидкий, жидкий,
Трепещущий ложится свет.
Но вот та книга в переплете,
Он о которой говорил.
Действительно, вся в позолоте,
В пыльце, как с бабочкиных крыл.
Читать я начинаю тотчас,
С рисунков не спуская глаз,
Внимательно, сосредоточась…
Прошли минуты или час?
Нет! Дни огромней, чем комбайны,
Плывут оттуда, издали,
Где открывается бескрайный
Простор родной моей земли,
Где полдни азиатски жарки,
Полыни шелест прян и сух,
А на лугах, в цвету боярки,
Поярки пляшут и доярки,
Когда в дуду дудит пастух.

— Вы
Продаете
Эту книгу? —
Я говорю…
Но где же он?
Его уж нет.
Пустую ригу
Я обхожу со всех сторон.
На дворике светло и чисто.
Порхают бабочки в саду…

Вы не встречали букиниста?
Я где теперь его найду?!
Л. Мартынов

Книжкина колыбельная
За окошком ночь настала,
Где-то вспыхнули зарницы,
Книжка за день так устала,
Что слипаются страницы.

Засыпают понемножку
Предложенья и слова,
И на твердую обложку
Опускается глава.

Восклицательные знаки
Что-то шепчут в тишине,
И кавычки по привычке
Раскрываются во сне.

А в углу, в конце страницы,
Перенос повесил нос —
Он разлуку с третьим слогом
Очень плохо перенес.

Недосказаны рассказы,
Недоеден пир горой.
Не дойдя до этой фразы,
На ходу заснул герой.

Перестало даже пламя
Полыхать в полночном мраке,
Где дракон с одной драконшей
Состоит в законной драке.

Никого теперь не встретишь
На страницах спящей книги,
Только медленно плетутся
Полусонные интриги.

Дремлет юная невеста
По дороге под венец,
И заснули середина,
И начало,
и
КОНЕЦ.
Р. Муха

Книжки под дождем
Шумит над лагерем гроза,
Гремит июльский гром.
Вдруг без плаща, без картуза
Вбегает мальчик в дом.

С него вода течёт рекой.
Откуда он? Кто он такой?

— Постойте, дело не во мне! —
Кричит этот чудак. —
Промокли книжки на спине!
Спасайте мой рюкзак!

Промокли сказки, том второй.
«Кот в сапогах» совсем сырой!

— Чудак, с тебя течёт вода!
Ты объясни нам, кто ты? —
А он твердит: — Беда! Беда!
Сырые переплёты!

Я из колхоза «Большевик»,
Меня зовут Алёша.
В овраге дождь меня настиг,
А я же книгоноша.

Он трёт промокший переплёт,
Он дышит на обложку.
— Я пережду, гроза пройдёт —
И снова в путь-дорожку.

Теперь почтительно, на «вы»,
С ним говорят ребята:
— Вы мокрый с ног до головы,
Зачем спешить куда-то? —

Девчонки, несколько подруг,
Приносят доску и утюг:
— Сейчас мы всё уладим —
Обложки мы прогладим.

Промокли сказки, том второй!
«Кот в сапогах» совсем сырой,
Как будто был под душем.
Сейчас его просушим!

И вам рубашку заодно
Сейчас прогладит Варя.
— Да я просох давным-давно!
Их уверяет парень.

В одну минуту на своём
Девчонки настояли —
Сидит Алёша за столом
И сохнет в одеяле.

Но вот проглажен переплёт,
За ним другой и третий.
И летний дождь уже не льёт,
И в окна солнце светит.

Повеселело всё кругом,
И высох «Кот» под утюгом.
Надев рубашку и рюкзак,
Сказал Алёша:— Значит, так,

Спасибо за заботы!
А все в ответ: — Ну что ты!
Кричат девчонки: — Добрый путь,
Ты загляни к нам как-нибудь!

Смеётся он: — Привет пока!
Приду, когда промокну! —
И, провожая паренька,
Весь лагерь смотрит в окна.
А. Барто

Книжка про книжки
— 1 —

У Скворцова
Гришки
Жили-были
Книжки —
Грязные,
Лохматые,
Рваные,
Горбатые,
Без конца
И без начала,
Переплеты —
Как мочала,
На листах —
Каракули.
Книжки
Горько
Плакали.— 2 —

Дрался Гришка с Мишкой.
Замахнулся книжкой,
Дал разок по голове —
Вместо книжки стало две.— 3 —

Горько жаловался Гоголь:
Был он в молодости щеголь,
А теперь, на склоне лет,
Он растрепан и раздет.

У бедняги Робинзона
Кожа содрана с картона,
У Крылова вырван лист,
А в грамматике измятой
На странице тридцать пятой
Нарисован трубочист.

В географии Петрова
Нарисована корова
И написано: «Сия
География моя.
Кто возьмет ее без спросу,
Тот останется без носу!»— 4 —

— Как нам быть? — спросили книжки. —
Как избавиться от Гришки?

И сказали братья Гримм-
— Вот что, книжки, убежим!

Растрепанный задачник,
Ворчун и неудачник,
Прошамкал им в ответ:
— Девчонки и мальчишки
Везде калечат книжки.
Куда бежать от Гришки?
Нигде спасенья нет!

— Умолкни, старый минус, —
Сказали братья Гримм, —
И больше не серди нас
Брюзжанием своим!

Бежим в библиотеку,
В свободный наш приют, —
Там книжки человеку
В обиду не дают!

— Нет, — сказала «Хижина
Дяди Тома», —
Гришкой я обижена,
Но останусь дома!

— Идем! — ответил ей Тимур. —
Ты терпелива чересчур!

— Вперед! — воскликнул Дон-Кихот.
И книжки двинулись в поход.— 5 —

Беспризорные калеки
Входят в зал библиотеки.

Светят лампы над столом,
Блещут полки за стеклом.

В переплетах темной кожи,
Разместившись вдоль стены,
Словно зрители из ложи,
Книжки смотрят с вышины.

Вдруг
Задачник-
Неудачник
Побледнел
И стал шептать:

— Шестью восемь —
Сорок восемь,
Пятью девять —
Сорок пять!

География в тревоге
К двери кинулась, дрожа.
В это время на пороге
Появились сторожа.

Принесли они метелки,
Стали залы убирать,
Подметать полы и полки,
Переплеты вытирать.

Чисто вымели повсюду.
И за вешалкой, в углу,
Книжек порванную груду
Увидали на полу —

Без конца и без начала,
Переплеты — как мочала,
На листах — каракули…
Сторожа заплакали:

— Разнесчастные вы книжки,
Истрепали вас мальчишки!
Отнесем мы вас к врачу,
К Митрофану Кузьмичу.

Он вас, бедных, пожалеет,
И подчистит, и подклеит,
И обрежет, и сошьет,
И оденет в переплет!— 6 —

ПЕСНЯ БИБЛИОТЕЧНЫХ КНИГ

К нам, беспризорные
Книжки-калеки,
В залы просторные
Библиотеки!

Книжки-бродяги,
Книжки-неряхи,
Здесь из бумаги
Сошьют вам рубахи.

Из коленкора
Куртки сошьют,
Вылечат скоро
И паспорт дадут,

К нам, беспризорные
Книжки-калеки,
В залы просторные
Библиотеки!— 7 —

Вышли книжки из больницы,
Починили им страницы,
Переплеты, корешки,
Налепили ярлыки.

А потом в просторном зале
Каждой полку указали:

Стал задачник в сотый ряд,
Где задачники стоят.

А Тимур — с командой вместе —
Занял полку номер двести.

Словом, каждый старый том
Отыскал свой новый дом.— 8 —

А у Гришки неудача:
Гришке задана задача.
Стал задачник он искать.
Заглянул он под кровать,

Под столы, под табуретки,
Под диваны и кушетки.
Ищет в печке, и в ведре,
И в собачьей конуре.

Гришке горько и обидно,
А задачника не видно.

Что тут делать? Как тут быть?
Где задачник раздобыть?

Остается — с моста в реку
Иль бежать в библиотеку!— 9 —

Говорят, в читальный зал
Мальчик маленький вбежал
И спросил у строгой тети:
— Вы тут книжки выдаете?

А в ответ со всех сторон
Закричали книжки: — Вон!— 10 —

ОТ АВТОРА

Написал я эту книжку
Много лет тому назад,
А на днях я встретил Гришку
По дороге в Ленинград.

Он давно уже не Гришка,
А известный инженер.
У него растет сынишка,
Очень умный пионер.

Побывал у них я дома,
Видел полку над столом.
Пятьдесят четыре тома
Там стояли за стеклом.

В переплетах — в куртках новых,
Дружно выстроившись в ряд,
Блещут книги двух Скворцовых,
Точно вышли на парад.

А живется им не худо, —
Их владельцы берегут.
Никогда они отсюда
Никуда не убегут!
С. Маршак

Книгоград
В моём шкафу теснится к тому том,
И каждый том на полке словно дом…
Обложку-дверь откроешь второпях –
И ты вошёл, и ты уже в гостях.
Как переулок – каждый книжный ряд.
И весь мой шкаф – чудесный Книгоград…
Д. Кугультинов

Книги добру научили меня
Книги добру научили меня,
Книги дарили надежду и силу
И помогали, как будто родня,
В дни, когда все мне казалось немилым.
Много их было, нелегких минут,
Много их было, тревог и сомнений.
Но поняла я: коль книги живут,
Не прерывается связь поколений.
И не умрет в наших душах мечта,
И сохранится любовь на планете.
Пусть будут книги повсюду, всегда!
Пусть они нам, будто солнышко, светят!
Л. Охотницкая

Книги в красном переплете
Из рая детского житья
Вы мне привет прощальный шлете,
Неизменившие друзья
В потертом, красном переплете.

Чуть легкий выучен урок,
Бегу тотчас же к вам, бывало.
— Уж поздно! — Мама, десять строк!..—
Но, к счастью, мама забывала.

Дрожат на люстрах огоньки…
Как хорошо за книгой дома!
Под Грига, Шумана и Кюи
Я узнавала судьбы Тома.

Темнеет… В воздухе свежо…
Том в счастье с Бэкки полон веры.
Вот с факелом Индеец Джо
Блуждает в сумраке пещеры…

Кладбище… Вещий крик совы…
(Мне страшно!) Вот летит чрез кочки
Приемыш чопорной вдовы,
Как Диоген, живущий в бочке.

Светлее солнца тронный зал,
Над стройным мальчиком — корона…
Вдруг — нищий! Боже! Он сказал:
«Позвольте, я наследник трона!»

Ушел во тьму, кто в ней возник,
Британии печальны судьбы…
— О, почему средь красных книг
Опять за лампой не уснуть бы?

О, золотые времена.
Где взор смелей и сердце чище!
О, золотые имена:
Гек Финн, Том Сойер, Принц и Нищий!

1908-1910
М. Цветаева

Книги
Есть бездонный ящик мира —
От Гомера вплоть до нас.
Чтоб узнать хотя б Шекспира,
Надо год для умных глаз.

Как осилить этот ящик?
Лишних книг он не хранит.
Но ведь мы сейчас читаем
Всех, кто будет позабыт.

Каждый день выходят книга:
Драмы, повести, стихи —
Напомаженные миги
Из житейской чепухи.

Урываем на одежде,
Расстаемся с табаком
И любуемся на полке
Каждым новым корешком.

Пыль грязнит пуды бумаги.
Книги жмутся н растут.
Вот они, антропофаги
Человеческих минут!

Заполняют коридоры,
Спальни, сени, чердаки,
Подоконники, и стулья,
И столы, и сундуки.

Из двухсот нужна одна лишь —
Перероешь, не найдешь,
И на полки грузно свалишь
Драгоценное и ложь.

Мирно тлеющая каша
Фраз, заглавий и имен:
Резонерство, смех н глупость,
Нудный случай, яркий стон.

Ах, от чтенья сих консервов
Горе нашим головам!
Не хватает бедных нервов,
И чутье трещит по швам.

Переполненная память
Топит мысли в вихре слов…
Даже критики устали
Разбирать пуды узлов.

Всю читательскую лигу
Опросите: кто сейчас
Перечитывает книгу,
Как когда-то… много раз?

Перечтите, если сотни
Быстрой очереди ждут!
Написали — значит, надо.
Уважайте всякий труд!

Можно ль в тысячном гареме
Всех красавиц полюбить?
Нет, нельзя. Зато со всеми
Можно мило пошалить.

Кто «Онегина» сегодня
Прочитает наизусть?
Рукавишников торопит
«Том двадцатый». Смех и грусть!

Кто меня за эти строки
Митрофаном назовет,
Понял соль их так глубоко
Как хотел бы… кашалот.

Нам легко… Что будет дальше?
Будут вместо городов
Неразрезанною массой
Мокнуть штабели томов.
Саша Черный

Книги
Шуршат по булыжнику шины,
разносится грохот и крик:
рабочие грузят в машины
тяжелые партии книг.

Картонные синие пачки,
обвязанные бечевой,
привозит рабочий на тачке
и складывает на мостовой.

А двое других, деловито
друг другу командуя: «Р-раз!»
бросают в стальное корыто
тюки отпечатанных фраз…

Все новые партии грузов
везут со складских площадей,
и с грохотом рушатся в кузов
тяжелые мысли людей.

Потом их погрузят в вагоны,
и тихо с путей городских
под пломбами двинутся тонны
волнений и мыслей людских…

На дальней, глухой остановке
их ждет справедливейший суд.
Их примут.
Обрежут бечевки.
Раскупят.
Откроют.
Прочтут.

До дыр, до белесого цвета
зачитаны будут одни.
И где-то в тайге до рассвета
в домах не погаснут огни.

Другие в шкафах продежурят,
годами от скуки пылясь,
пока их с махоркой не скурят
иль просто не выкинут в грязь.
В. Павлинов

Книга
Безмолвствует черный обхват переплета,
Страницы тесней обнялись в корешке,
И книга недвижна. Но книге охота
Прильнуть к человеческой теплой руке.

Небрежно рассказ недочитанный кинут,
Хозяин ушел и повесил замок.
Сегодня он отдал последний полтинник
За краткую встречу с героем Зоро.

Он сядет на лучший из третьего места,
Ему одному предназначенный стул,
Смотреть, как Зоро похищает невесту,
В запретном саду раздирая листву.

Двенадцать сержантов и десять капралов
Его окружают, но маска бежит,
И вот уж на лошади мчится по скалам,
И в публику сыплется пыль от копыт.

И вот на скале, где над пропастью выгиб,
Бесстрашный Зоро повстречался с врагом..
Ну, разве покажет убогая книга
Такой полновесный удар кулаком?

Безмолвствует черный обхват переплета,
Страницы тесней обнялись в корешке,
И книга недвижна. Но книге охота
Прильнуть к человеческой теплой руке.

1925
М. Светлов

Книга
Книга – учитель,
Книга – наставница,
Книга – близкий товарищ и друг,
Ум, как ручей, высыхает и старится,
Если ты выпустишь книгу из рук.
Книга – советчик,
Книга – разведчик,
Книга – активный борец и боец,
Книга – нетленная память и вечность,
Спутник планеты Земля, наконец.
Книга не просто красивая мебель,
Не приложенье дубовых шкафов,
Книга – волшебник, умеющий небыль
В быль превращать и в основу основ.
В. Боков

Книга
Книга, как птица, —
Может весь мир облететь.
Книга — царица —
Может сердцам повелеть.
Книга — богиня —
Чудо свершает порой.
Книга — рабыня —
Часто проходит сквозь строй.
К. Баришевский

Калеки в библиотеке
Открыт в библиотеке
Больничный книжный зал.
Какие тут калеки!..
Ах, кто бы только знал!

Лежат они, бедняги,
На полках вдоль стены,
И в шелесте бумаги
Их жалобы слышны:
— Вчера мои страницы
Листал один студент:
Мне вырезал таблицы
Какой-то инструмент!

Была я четверть века
Читателям верна,
А без таблиц — калека,
Кому теперь нужна?!

— Я жертва аспиранта! —
Печальный слышен стон, —
В науку без таланта
Решил прорваться он;
Сначала он по строчкам
Меня переписал,
Потом, поставив точку,
Вдруг взял и искромсал!

Немало диссертаций,
Что у меня в долгу….
Но жить без иллюстраций
Я просто не смогу…

— А мне как быть, соседка?
Вздохнул тяжелый Том. —
Я выдавался редко,
Да и не всем притом!

Недавно в зал читальный
Пришел один доцент.
Он предъявил нахально
Чужой абонемент!

Я выдан был нахалу —
Он взял меня, как зверь…
А что со мною стало,
Вы видите теперь…

Раскрылся Том старинный
(Он, к счастью, был спасен!).
И страшною картиной
Был каждый потрясен:
Под стать татуировке,
С полей его страниц
Глядели зарисовки:
И женские головки,
И клювы разных птиц…

Стоят в библиотеке
На полках вдоль стены
Те книги, что навеки
Людьми оскорблены.

Не теми, что над книгой
Задумчиво сидят,
А теми, что на книгу
Как хищники глядят.

Ни должностью, ни званьем
Ни тем и ни другим
Ни на одном собранье
Не оправдаться им!
С. Михалков

Какие голоса у этой книжки
Имеют голос дрозд и чижик,
И дождь, и ветер, и река…
А есть ли голоса у книжек?
Конечно, есть!
Наверняка!
У этой книжки – голос папы,
Когда начнёт он мне читать.
У этой книжки – голос мамы,
Когда я спать ложусь в кровать.
Стихи учить я не ленюсь,
Я расскажу их наизусть.
Тогда не чей-то,
Не чужой –
У книжки будет голос мой!
М. Пляцковский

Как хорошо уметь читать!
Как хорошо уметь читать!
Не надо к маме приставать,
Не надо бабушку трясти:
«Прочти, пожалуйста! Прочти!»
Не надо умолять сестрицу:
«Ну, почитай ещё страницу».
Не надо звать,
Не надо ждать,
А можно взять
И почитать!
В. Берестов

Как бы жили мы без книг?
Мы дружны с печатным словом,
Если б не было его,
Ни о старом, ни о новом
Мы не знали б ничего!

Ты представь себе на миг,
Как бы жили мы без книг?
Что бы делал ученик,
Если не было бы книг,
Если б все исчезло разом,
Что писалось для детей:
От волшебных добрых сказок
До веселых повестей?..

Ты хотел развеять скуку,
На вопрос найти ответ.
Протянул за
книжкой руку,
А ее на полке нет!

Нет твоей любимой книжки —
‘Чипполино’, например,
И сбежали, как мальчишки,
Робинзон и Гулливер.

Нет, нельзя себе представить,
Чтоб такой момент возник
И тебя могли оставить
Все герои детских книг.

От бесстрашного Гавроша
До Тимура и до Кроша —
Сколько их, друзей ребят,
Тех, что нам добра хотят!

Книге смелой, книге честной,
Пусть немного в ней страниц,
В целом мире, как известно,
Нет и не было границ.

Ей открыты все дороги,
И на всех материках
Говорит она на многих
Самых разных языках.

И она в любые страны
Через все века пройдет,
Как великие романы
‘Тихий Дон’ и ‘Дон Кихот’!

Слава нашей книге детской!
Переплывшей все моря!
И особенно советской —
Начиная с Букваря!
С. Михалков

Итак, библиотека, картотека…
Итак, библиотека, картотека,
Наброски, сноски, выписки, мечты.
И вдруг ты набредёшь на человека,
Который занят тем же, что и ты.

Откуда он? Как мог он породниться
С мечтой неясной, с замыслом твоим?
И кажется, что светится страница,
В прекрасный час написанная им.

И радуешься ты ему как брату,
А если он уже землёю взят,
Ты ощутишь как свежую утрату
То, что случилось, может, век назад.
В. Берестов

Из детства
Я – маленький, горло в ангине.
За окнами падает снег.
А папа поет мне: «Как ныне
Сбирается вещий Олег…»

Я слушаю песню и плачу,
Рыданье в подушке душу,
И слезы постыдные прячу,
И дальше, и дальше прошу.

Осеннею мухой квартира
Дремотно жужжит за стеной.
И плачу над бренностью мира
Я, маленький, глупый, больной.
Д. Самойлов

Замечательные книжки
Свежий ветер напевает
Дальних странствий голоса,
Он страницы раздувает,
Словно чудо-паруса!

Посреди любой страницы
Оживают чудеса,
Не слипаются ресницы,
Разбегаются глаза!

Но читая дни и ночи
И плывя по морю строчек,
Курса верного держись!
И тогда откроют книжки –
Замечательные книжки –
Замечательную жизнь!
Л. Крутько

За книгами
«Мама, милая, не мучь же!
Мы поедем или нет?»
Я большая, — мне семь лет,
Я упряма, — это лучше.

Удивительно упряма:
Скажут нет, а будет да.
Не поддамся никогда,
Это ясно знает мама.

«Поиграй, возьмись за дело,
Домик строй». — «А где картон?»
«Что за тон?» — «Совсем не тон!
Просто жить мне надоело!

Надоело… жить… на свете,
Все большие — палачи,
Давид Копперфильд»… — «Молчи!
Няня, шубу! Что за дети!»

Прямо в рот летят снежинки…
Огонечки фонарей…
«Ну, извозчик, поскорей!
Будут, мамочка, картинки?»

Сколько книг! Какая давка!
Сколько книг! Я все прочту!
В сердце радость, а во рту
Вкус соленого прилавка.

1909-1910
М. Цветаева

Жизнь коротка и быстротечна…
Жизнь коротка и быстротечна,
И лишь литература вечна.
Поэзия душа и вдохновенье,
Для сердца сладкое томленье.
К. Бальмонт

Есть книги — волею приличий…
Есть книги — волею приличий
Они у века не в тени.
Из них цитаты брать—-обычай —
Во все положенные дни.

В библиотеке иль читальне
Любой—уж так заведено —
Они на полке персональной
Как бы на пенсии давно.

Они в чести.
И не жалея
Немалых праздничных затрат,
Им обновляют в юбилеи
Шрифты, бумагу и формат.

Поправки вносят в предисловья
Иль пишут наново, спеша.
И — сохраняйтесь на здоровье,—
Куда как доля хороша.

На них печать почтенной скуки
И давность пройденных наук;
Но, взяв одну такую в руки,
Ты, время,
Обожжешься вдруг…

Случайно вникнув с середины,
Невольно всю пройдешь насквозь,
Все вместе строки до единой,
Что ты вытаскивало врозь.
А. Твардовский

Друзья мои! С высоких книжных полок…
Друзья мои! С высоких книжных полок
Приходите ко мне вы по ночам,
И разговор наш – краток или долог, –
Всегда бывает нужен мне и вам…

Через века ко мне дошел ваш голос,
Рассеявшийся некогда, как дым,
И то, что в вас страдало и боролось,
Вдруг стало чудодейственно моим.
В. Рождественский

Дорога в библиотеку
Очень важно для человека
Знать дорогу в библиотеку.
Протяните к знаниям руку.
Выбирайте книгу, как друга.
Т. Бокова

Домашняя библиотека
В моей квартире собраны миры.
Они стоят на стеллажах и полках.
Они стоят, застывши до поры,
Но быть открытыми желанья полны.
Я каждый мир любовно обвожу
Мечтающим в него проникнуть взглядом
И каждый раз вздыхаю, ухожу,
Завороженный милым книжным рядом.
И дни бегут, событиями полны,
Влекут меня по жизни за собой.
И снова не до тех мне, что на полках
Образовали неразрывный строй.
Мне стало стыдно обводить их взглядом,
Но я уверен — это до поры:
Настанет день — я ближе к книгам сяду,
И вот тогда — да здравствуют миры!
А. Жиляев

Дом книг
О сколько в этом доме книг!
Внимательно всмотрись –
Здесь тысячи друзей твоих
На полках улеглись.
Они поговорят с тобой
И ты, мой юный друг,
Весь путь истории земной
Как бы увидишь вдруг…
С. Михалков

Добрая книга
Мы купили с мамой книжки
Нашей Сонечке-малышке.
Просит Соня: — Почитайте!
Скорей книжку открывайте!
С книгой очутишься
В мире волшебства,
В мире приключений,
Чудес и колдовства.
Здесь будет зло побеждено,
Добро тут царствовать должно!
Книга — важная, нужная вещь!
Всем нужно её любить и беречь.
И знает Соня с малых лет:
Подарка лучше книги нет!
М. Мюллер

Дети и книга
Встреча с книгой, что с другом,
Для всех словно праздник,
А для детской души
Это нить Ариадны,
Что ведет их от сказок,
Былин и преданий
В мир жизни реальной,
Мир науки и знаний.
Книги учат детей
Всем премудростям жизни –
Как быть Человеком,
И быть нужным Отчизне,
И как правду от лжи
Все должны отличать,
Как бороться с врагом
И как зло побеждать.
Книги им помогают
Красоту постигать,
Как прекрасное видеть,
Как его передать,
И как в малом увидеть
Большое значенье,
И как в жизни найти
Золотое сеченье.
Мудрость книжных страниц –
Это жизни уроки
О дне предстоящем
И о наших истоках.
Они их побуждают
Мечтать о высоком,
О будущем думать –
О потомках далеких.
В книгах знания, свет,
В книгах память веков,
В книгах мудрость людей –
Наших дедов, отцов.
Нам без книг, как без хлеба,
Даже дня не прожить.
Так давайте же будем
Их беречь и любить.
В. Радин

Две книжки
Однажды встретились две книжки.
Разговорились меж собой.
«Ну, как твои делишки?» — одна спросила у другой.
«Ох, милая, мне стыдно перед классом:
Хозяин мой обложки вырвал с мясом,
Да что обложки… Оборвал листы.
Из них он делает кораблики, плоты и голубей.
Боюсь, листы пойдут на змей, тогда лететь мне в облака.
А у тебя целы бока?»
«Твои мне не знакомы муки. Не помню я такого дня,
Чтобы, не вымыв чисто руки, сел ученик читать меня.
А посмотри-ка на мои листочки: на них
Чернильной не увидишь точки.
Про кляксы я молчу – о них и говорить-то неприлично.
Зато и я его учу не как-нибудь, а на отлично».
В басне этой нет загадки, расскажут напрямик
И книжки и тетрадки, какой ты ученик.
С. Ильин

Грёзы в библиотеке
Я сижу в библиотеке,
Полный смутными мечтами,
На меня же смотрят книги
Золотыми корешками.

И мне грезится: в тех книгах
Души авторов сокрыты;
Их страдания и чувства
В тех листах печатных слиты.

Всё, что жгло их и терзало,
Все их мысли и стремленья,
Всё живёт бессмертной жизнью
Здесь во славу просвещенья.

Самый воздух здесь священен,
Здесь незримыми крылами
Тени авторов великих
Веют в воздухе над нами.

О! Я слышу: здесь витают
Душ великих вереницы,
И от их незримых крыльев
Шелестят газет страницы…
Л. Пальмин

Второе рождение
Я на книгу молюсь, как на хлеба ковригу.
Книга — пища души. Книга — к жизни зовет!
Я принес переплетчику ветхую книгу.
Он листы перешил. Обновил переплет.
Он разгладил углы. Он обрывы заклеил.
Он работал с предельной отдачею сил.
Он ее обихаживал. Холил. Лелеял.
Он страницы умолкшие вновь оживил.
И в искусстве его есть свое вдохновенье.
Есть свое мастерство для добротнейших дел.
Дал он книге старинной второе рожденье —
И поэт вместе с нею помолодел.
Г. Абрамов

Верный друг
Приходит книга в дом любой.
Коснись её страниц,
Заговорит она с тобой
Про жизнь зверей и птиц.

Увидишь ты разливы рек,
Услышишь конский топот
Придут к тебе и Чук, и Гек,
Тимур и дядя Стёпа.

Ей вьюга злая не страшна
И не страшна распутица
С тобой беседует она,
Как умная попутчица.

Ну, а взгрустнется вдруг,
Не огорчайся слишком:
Как самый лучший верный друг
Развеет скуку книжка.
А.


Читайте также:

Отважный охотник Финлей Отважный охотник Финлей
Шотландские сказки, 10 мин
Где богатство зарыто? Где богатство зарыто?
Финские сказки, 2 мин
Сказка про четырёх братьев Сказка про четырёх братьев
Корейские сказки, 4 мин
Можешь умереть спокойно Можешь умереть спокойно
Армянские сказки, 1 мин
Нет худа без добра Нет худа без добра
Кубинские сказки, 1 мин
Стойкий оловянный солдатик Стойкий оловянный солдатик
Г.Х. Андерсен, 6 мин

Отзывы (0)  

Оставьте 10 подробных отзывов о любых произведениях на сайте и получите полный доступ ко всей коллекции на своём мобильном Подробнее


пока нет оценок
Длительность

1 мин
3 страницы


Возраст

 



Популярность

  33

низкая

Мне нравится

Поделиться с друзьями

Настройки

Размер шрифта              

Цвет текста  

Цвет фона    

Другие тексты сказок

МОБИЛЬНОЕ ПРИЛОЖЕНИЕ
Мобильное приложение Audiobaby

Слушайте сказки без
доступа в Интернет

Записывайте сказки
своим голосом

Делитесь сказками с друзьями

Составляйте списки любимого

Создавайте плейлисты

Сохраняйте закладки

Никакой рекламы

Аудиосказки для iPhone

Аудиосказки для Android