Показать Введите пароль

Забыли пароль?

Пожалуйста, укажите ваше имя

Показать Пароль должен содержать не менее 6 символов

Close

Портной, медведь, чёрт и Вирява

Главная> Тексты сказок> Сказки народов России> Портной, медведь, чёрт и Вирява (стр.1)


В одном селе жил портной Шкамрав. Шил он плохо, и постоянно все его бранили. Не раз ему говорили:
— У-у! Чтоб у тебя руки отсохли, как ты плохо шьёшь!
Даже когда Шкамраву и удавалось что-нибудь хорошо сшить, его тоже бранили. Другие портные завидовали ему и говорили:
— У-у! Как ты хорошо сшил, чтоб у тебя руки отсохли!
И думает Шкамрав про себя: "Трудно здесь жить. Плохо сошью — ругают, хорошо — тоже ругают. Уйду куда глаза глядят, где уши худого не слышат".
Ушел Шкамрав из села. Шел, шел и пришел в большой дремучий лес. Вот идет он по лесу и встречает медведя. Медведь спрашивает портного:
— Ты куда это, Шкамрав, милый мой, собрался?
— Иду куда глаза глядят, где уши худого не слышат.
— Что так?
— Житье мое никуда не годится: плохо сошью-ругают, говорят: "Чтоб руки твои отсохли, как плохо сшил!" Хорошо сошью — тоже пугают, говорят: "Чтоб твои руки отсохли, как хорошо сшил!" Вот я и надумал уйти отсюда.
Медведь говорит портному:
— Мое житье тоже неважное: мужики мною скотину пугают; как рассердятся, говорят: "У! медведь тебя задери!" Бабы мной ребятишек стращают, говорят: "Смотри не плачь, а то медведь тебя съест". Пойду и я с тобой туда, куда глаза глядят, где уши худого не слышат.
— Что ж, -говорит портной, -пойдем. Пошли они дальше вдвоем. Идет навстречу им черт и спрашивает:
— Вы куда это собрались?
— Идем,- говорят,- туда, куда глаза глядят, где уши худого не слышат.
— Что так?
— Да так и так, житье наше плохое! И рассказали черту про свои обиды. Черт говорит им:
— И моя жизнь не лучше вашей: мужики ругаются — меня поминают, бабы доброго слова обо мне не молвят, ребятишки мной тоже друг друга пугают. Возьмите и меня с собой.
— Что ж, пойдем.
Пошли. Шли они, шли, зашли в самую глубь леса. Стоит в лесной чаще избушка. Вошли они, видят — никто в ней не живет. Поселились они в этой избушке.
И вот как-то надумали они пиво варить.
— Чтобы пиво варить, солод нужен. Где же мы солоду возьмем? — говорит портной.
— Солоду нет? — отвечает черт.- Это не беда. Сейчас добуду. На реке стоит мельница, помольцев сейчас нет никого, а за дверью мешок с солодом стоит, слетаю сейчас — принесу!
— Да и корчаги у нас нет, где солод заваривать!
— А корчагу я принесу,- говорит медведь.- Неподалеку в лесу стоит старый дуб, под дубом весной бабы брагу варят. Там и теперь опрокинутая корчага стоит.
Слетал черт за солодом, медведь корчагу приволок. Стали пиво варить.
Попробовал портной да и говорит:
— Надо бы медку для крепости подбавить! Медведь говорит:
— Ну, это уж по моей части. Неподалеку здесь пчельник, пойду принесу меду.
Принес медведь меду, нашли хмельку в соседних кустах, и пиво вышло на славу. Убрали его приятели в погреб.
Пошел через денек портной в погреб за пивом, смотрит — затычка у бочки вынута, кто-то уже пробовал пиво.
Пришел портной в избушку и говорит:
— Братцы, а ведь пиво наше кто-то ворует!
— Кто ж бы это мог воровать?
— Придется нам покараулить.
Сговорились они по очереди караулить свой погреб. На первую ночь пошел медведь. Залез медведь с вечера в погреб, спрятался за пивную бочку и ждет, что будет.
Около полуночи вдруг послышался шум. Медведю показалось, что кто-то подъехал не то на телеге, не то на санях с колокольчиками.
Притаился медведь за пивным бочонком, чуть дышит. А это подъехала Вирява в ступе. Пест у ней-кнут, ухват-дуга, сковородка — колокольчик.
Едет- кочергой путь расчищает, пестом ступу погоняет, помелом след заметает, сковородником в сковороду бьет. И такой шум-звон от нее, словно свадебный поезд идет.
Подъехала Вирява к погребу, бросилась скорее к бочке давай пиво пить, пьет-захлебывается. Медведь выскочил из-за бочки да как рявкнет:
— Ты что, старая, наше пиво воруешь? А Вирява уж во вкус вошла, не может оторваться от пива. Рассердилась она на медведя, что помешал он ей, да как хватит его пестом по лбу! Медведь хотел было кинуться на Виряву, да куда там! Она его пестом оглушила, помелом глаза засорила, кочергой под себя загребла да еще сковородкой звон подняла.
А сама напилась пива и уехала. Приходит медведь в избушку и стонет.
— Кого видел? — спрашивают его портной с чертом.
— Никого я не видел! — бурчит медведь.
— Что ж ты стонешь?
— С лестницы в погреб сорвался, насилу жив остался!
Ладно. На следующую ночь пошел черт сторожить.
И повторилось все, что было с медведем. Вирява рассердилась еще пуще — не только побила черта, еще кончик хвоста ему кочергой отшибла.
Наутро пришел черт домой сердитый да ворчливый. Спрашивают его портной с медведем:
— Кого видел?
— Кого там увидишь! — проворчал он в ответ, а сам хвост зализывает.
— Что эта у тебя хвост в крови?
— Дверью нечаянно прищемил.
На третью ночь собрался караулить пиво Шкамрав.
Взял он с собой балалайку, аршин свой железный и спрятался.
В самую полночь едет-шумит Вирява: кочергой путь расчищает, пестом ступу погоняет, помелом след заметает, сковородником в сковороду бьет: "Эге, вот кто наше пиво пьет!" — думает портной. Притаился, стал смотреть, что будет.
А Вирява вынула затычку, припала к пиву и пьет. Тут портной ударил по струнам, заиграл на балалайке и запел:
Пей, пей, женушка,
До самого донышка!
Понравилась Виряве песня. Напилась она вволю и говорит:
— А-а, это ты, Шкамрав? Молодец! Играй теперь плясовую, я плясать хочу!
Ударил портной плясовую. Принялась Вирява плясать. Уж она пляшет, она извивается. А портной ей подыгрывает, подмигивает. Наплясалась Вирява вволю и говорит:
— Ух! Давно так не веселилась, устала! Даже есть захотелось мне. Ну-ка, портной, молодой-удалой, подойди ко мне поближе, я тебя съем!
— Что ж, я не против,- отвечает портной,- давно в теплом месте не сиживал. Только ты, бабушка, еще пивца перед едой-то хлебни — полегче да повеселей будет!
Припала Вирява к пивной бочке опять — пьет, только пузыри булькают.
А Шкамрав снова песню запел:
Пей-ка, попей-ка,
На дне-то копейка!
Если с донышка попьешь -
Злата, серебра найдешь!
Обрадовалась Вирява. Пьет она, пьет, от жадности надувается — до самого дна добирается. Пила-пила и свалилась хмельная. Этого-то Шкамрав и дожидался. Снял он с себя красный кушак, скрутил Виряве руки и давай ее железным аршином бить.

← Лиса и медведь
Сыре-варда →

Читайте также:


пока нет оценок


Длительность

9 мин
2 страницы


Популярность

  126

ниже среднего

Мне нравится

Поделиться с друзьями

Настройки

Размер шрифта              

Цвет текста  

Цвет фона    

Другие Тексты сказок

МОБИЛЬНОЕ ПРИЛОЖЕНИЕ
Мобильное приложение Audiobaby

Слушайте сказки без
доступа в Интернет

Записывайте сказки
своим голосом

Делитесь сказками с друзьями

Составляйте списки любимого

Создавайте плейлисты

Сохраняйте закладки

Никакой рекламы

Аудиосказки для iPhone

Аудиосказки для Android