Показать Введите пароль

Забыли пароль?

Пожалуйста, укажите ваше имя

Показать Пароль должен содержать не менее 6 символов

Close

Пеппи Длинныйчулок

Главная> Тексты сказок> Астрид Линдгрен> Пеппи Длинныйчулок (стр.30)

Несчастный старик, торговавший этой колбасой, чуть не плакал. И тут от молчаливой толпы отделилась маленькая фигурка.
   Пеппи стояла перед Лабаном.
   – Чей это мальчишка так плохо себя ведет? – спросила она язвительно. – Что скажет твоя мама, когда увидит, что ты раскидал свой завтрак.
   Лабан зарычал от бешенства:
   – Разве я не приказал всем стоять смирно?
   – А ты всегда так орешь, что тебя слышно за границей? – поинтересовалась Пеппи. Лабан сжал кулаки и завопил:
   – Девчонка, неужели мне придется превратить тебя в лепешку?
   Пеппи стояла, упершись руками в бока, и с интересом смотрела на Лабана.
   – Что ты делал с колбасой? Ты ее вот так кидал?
    И Пеппи подхватила Лабана и подкинула его высоко в воздух и стала им жонглировать, как он – колбасой. А все люди, стоявшие вокруг, вопили от восторга. Старик колбасник хлопал в ладоши и хохотал.
   Когда Пеппи надоело жонглировать и она отпустила Лабана, вид у него был уже совсем другой. Он сидел на земле у ее ног и растерянно озирался вокруг.
   – Теперь, я думаю, тебе пора отправиться домой, – сказала Пеппи, обращаясь к хулигану.
   Лабан был готов на все.
   Но прежде чем уйти, ты должен заплатить за колбасу, – сказала Пеппи. – Разве ты забыл, что надо платить за то, что ты купил?
   Лабан послушно вынул кошелек и заплатил за всю колбасу, которую раскидал. Потом он побрел прочь, ни слова не говоря. И после этого дня он стал тише воды, ниже травы.
   – Да здравствует Пеппи! – кричала толпа на ярмарочной площади.
   – Да здравствует Пеппи! Ура! – кричали Томми и Анника.
   – Нам не нужны полицейские, раз у нас живет Пеппи, – крикнул кто-то из толпы. – Пеппи Длинныйчулок лучше всех полицейских!
   – Правда! Правда! – поддержали его многие голоса. – Она с одинаковой легкостью справляется со змеями, тиграми и хулиганами.
   – Нет, без полицейских все же нельзя в городе, – возразила Пеппи. – Надо же кому-нибудь следить, чтобы машины стояли там, где им положено.
   – О, Пеппи, какой ты была прекрасной! – с восхищением сказала Анника, когда дети шли домой с ярмарки.
   – Конечно, я очаровательна, очаровательна! – подтвердила Пеппи и дернула платье, которое теперь не закрывало колен. – Одно слово – очаровательна!
 
 
   V. Как Пеппи терпит кораблекрушение
   Каждый день сразу же после школы Томми и Анника бежали к Пеппи. Даже уроки они не хотели учить дома, а брали учебники и отправлялись заниматься к Пеппи.
   – Очень хорошо, – сказала Пеппи, когда дети вошли к ней со своими книгами. – Делайте здесь уроки, может быть, немного учености и в меня войдет. Не могу сказать, чтобы я так уж страдала от недостатка знаний, но, может, действительно нельзя стать Настоящей Дамой, если не знаешь, сколько готтентотов живет в Австралии.
    Томми и Анника примостились за кухонным столом и принялись учить географию. Пеппи села прямо на стол, поджав под себя ноги.
   – Ну ладно, – сказала Пеппи и, сморщившись, почесала кончик носа, – а вдруг я возьму да выучу наизусть, сколько этих самых готтентотов живет в Австралии, а потом один из них схватит воспаление легких и умрет, и тогда что же, все мои труды пропадут даром, а я все равно не стану Настоящей Дамой?
   Пеппи помолчала, углубившись в свои мысли.
   – Надо приказать всем готтентотам, чтобы они береглись от простуды, а то в нашей книжке получится ошибка… В общем, так, – сказала она наконец, – учить все это не имеет никакого смысла.
   Когда Томми и Анника кончали учить уроки, начиналось веселье. Если погода была хорошая, ребята играли в саду, или катались на лошади, или забирались на крышу сарая и пили там кофе, или прятались в дупле старого дуба. Пеппи говорила, что это самый прекрасный дуб на свете, потому что на нем растет лимонад.
   И правда, всякий раз, когда ребята залезали на дерево, они находили в дупле три бутылки лимонада, которые словно их ждали. Томми и Анника никак не могли понять, куда же девались пустые бутылки, но Пеппи уверяла, что они засыхают и падают на землю, как осенние листья. Да что и говорить, дуб этот был необыкновенный, так считал Томми, и Анника тоже. Иногда на нем вырастали и шоколадки, но почему-то всегда только по четвергам, и Томми и Анника заранее радовались, что скоро будет четверг, и они наверняка сорвут с веток по шоколадке. Пеппи говорила, что если хорошенько поливать дуб, то на нем начнут расти не только французские булки, но и телячьи отбивные.
   Когда шел дождь, ребята оставались в доме, и это тоже было очень интересно. Они всегда находили себе занятие, одно увлекательнее другого: можно было – уже в который раз! – рассматривать замечательные сокровища, которые были спрятаны в ящиках старинного секретера, а можно было сидеть у печки и глядеть, как ловко Пеппи печет вафли и яблоки, а можно было забраться в дровяной сарай и слушать увлекательные истории о тех временах, когда Пеппи плавала со своим отцом по морям и океанам.
   – Вы представить себе не можете, какой в тот день был жуткий шторм, – рассказывала Пеппи. – Даже все рыбы заболели морской болезнью и мечтали поскорее выбраться на сушу. Я сама видела акулу, которая просто позеленела от головокруженья, а одна каракатица всеми своими щупальцами держалась за лоб – так ей было дурно. Да, такие штормы нечасто случаются!
    – А ты, Пеппи, не боялась? – спросила Анника.
   – Ведь вы могли потерпеть кораблекрушение? – подхватил Томми.
   – Ну, в кораблекрушение я попадала столько раз, что они меня совсем не пугают. Ни капельки. Я не испугалась даже тогда, когда шквальный ветер выдул весь изюм из фруктового супа – мы как раз сидели и обедали – и даже когда от следующего порыва улетели вставные зубы изо рта кока. Но когда я увидела, как дикий ураган выдул кота из его шкуры и голым, словно освежеванным, понес по воздуху прямо на Дальний Восток, то мне все же стало слегка не по себе.
   – А у меня есть книга, которая называется «Робинзон Крузо», там тоже рассказывается про кораблекрушение.
   – Да, это очень интересная книга, – подхватила Анника, – про то, как Робинзон после кораблекрушения попал на необитаемый остров.
   – А ты, Пеппи, ты ведь столько раз терпела кораблекрушение, неужели ты ни разу не попадала на какой-нибудь необитаемый остров? – спросил Томми и уселся поудобней, чтобы слушать новый рассказ.
   – Еще бы, – возмутилась Пеппи, – никто не терпел таких кораблекрушений, как я, куда там вашему Робинзону! Я думаю, что на Атлантическом и Тихом океанах едва ли найдется с десяток островов, на которые я не высаживалась бы после кораблекрушений. Я думаю, что все они отмечены на туристских картах.
   – Как, наверное, замечательно оказаться на необитаемом острове! – воскликнул Томми. – Как бы мне хотелось попасть на необитаемый остров хоть на несколько деньков.
   – Нет ничего проще, – сказала Пеппи. – Необитаемых островов там как собак нерезаных.
   – Да я и сам знаю один необитаемый остров очень недалеко отсюда.
   – На море? – спросила Пеппи.
   – На озере, – сказал Томми.
   – Прекрасно, – обрадовалась Пеппи, – потому что, если бы этот остров был на земле, он бы нам не подошел.
   Томми был просто в восторге.
   – Мы попадем на необитаемый остров! – кричал он. – Мы очень скоро окажемся на настоящем необитаемом острове!
   Как раз через три дня у Томми и Анники начинались летние каникулы, а их мама и папа должны были на несколько дней уехать. Короче – лучшего случая поиграть в робинзонов не найти.
    – Чтобы потерпеть кораблекрушение, – сказала Пеппи вдруг, – надо для начала иметь корабль.
   – А у нас его нет, – печально вздохнула Анника.
   – Я видела неподалеку старую затопленную лодку, – заявила Пеппи.
   – Ну, она ведь уже потерпела кораблекрушение, – заметила Анника.
   – Тем лучше, – сказала Пеппи, – значит, у нее есть кой-какой опыт.
   Поднять со дна эту затонувшую лодку было для Пеппи делом пустяковым. Целый день она провозилась потом на берегу, паклей заделывая в ней дырки и заливая их смолой. Дождливым утром она нашла в чулане подходящую доску, взяла топор и смастерила два хороших весла. А тут как раз школьников распустили на каникулы, а родители Томми и Анники уехали.
   – Мы вернемся через два дня, – сказала, уезжая, мама. – Обещайте мне вести себя хорошо, быть послушными и делать все так, как вам скажет Элла.
   Элла – это домашняя работница, и ей поручили присмотреть за детьми, пока папа и мама будут в отъезде. Но как только дети остались одни с Эллой, Томми сказал:
   – Элла, тебе незачем за нами присматривать, ведь мы все равно будем все время проводить у Пеппи.
   – Мы сами можем за собой присмотреть, – заявила Анника, – ведь Пеппи сама за собой смотрит и прекрасно с этим справляется, почему же нас на два дня нельзя оставить в покое?
   Элла, конечно, ничего не имела против того, чтобы оказаться свободной на два дня, а Томми и Анника так долго к ней приставали, умоляя оставить их одних, что в конце концов Элла не выдержала их натиска и согласилась съездить домой навестить мать. Конечно, дети должны были ей торжественно обещать, что будут есть и спать как полагается и не будут выбегать по вечерам, не надев теплых свитеров. Томми заявил, что обещает надевать сразу дюжину теплых свитеров, только бы Элла поскорее уехала.
   Так все и получилось. Элла отправилась к себе домой в деревню, а два часа спустя Пеппи, Томми, Анника, лошадь и господин Нильсон отправились на необитаемый остров.
   Стоял пасмурный, но теплый для начала лета день. Путешественникам предстоял довольно длинный путь до того места, откуда был виден необитаемый остров. Пеппи несла лодку, держа ее на вытянутых руках над головой. На спину лошади она навьючила огромный мешок и палатку.
    – А что в мешке? – спросил Томми.
   – Еда, оружие и одеяла, да еще пустая бутылка, – объяснила Пеппи. – Я думаю, что на первый раз нам лучше потерпеть удобное кораблекрушение. Когда мне случалось прежде терпеть кораблекрушение, я подстреливала какую-нибудь антилопу или ламу и ела сырое мясо, но у нас не получится, потому что на этом острове вряд ли есть антилопы или ламы, а умереть там с голоду было бы просто смешно.
   – А зачем ты взяла пустую бутылку? – удивилась Анника.
   – Ты меня еще спрашиваешь, зачем я взяла пустую бутылку? Что за глупый вопрос? Конечно, для кораблекрушения важнее всего иметь корабль, но после корабля самое важное – это пустая бутылка.

← Калле Блюмквист - сыщик
Крошка Нильс Карлсон →

Читайте также:

5 5.0



Длительность

345 мин
54 страницы


Популярность

  3066

очень высокая

Мне нравится

Поделиться с друзьями

Настройки

Размер шрифта              

Цвет текста  

Цвет фона    

Другие Тексты сказок

МОБИЛЬНОЕ ПРИЛОЖЕНИЕ
Мобильное приложение Audiobaby

Слушайте сказки без
доступа в Интернет

Записывайте сказки
своим голосом

Делитесь сказками с друзьями

Составляйте списки любимого

Создавайте плейлисты

Сохраняйте закладки

Никакой рекламы

Аудиосказки для iPhone

Аудиосказки для Android