Показать Введите пароль

Забыли пароль?

Пожалуйста, укажите ваше имя

Показать Пароль должен содержать не менее 6 символов

Close

Пеппи Длинныйчулок

Главная> Тексты сказок> Астрид Линдгрен> Пеппи Длинныйчулок (стр.48)

Конечно, они не знали таких трудных слов, как «квитанция» или «генерал-майор», но самые нужные слова они уже умели говорить. Даже дети знали многие выражения, например, вот такие: «не лезь», «отойди», «пошел!». Одна девочка, по имени Момо, особенно хорошо выучила шведский, потому что часто играла возле хижин, где жила команда «Попрыгуньи», и слышала, как разговаривают матросы. А вот другая девчушка, которая очень понравилась Пеппи и которую звали Моана, таких успехов, к сожалению, не сделала.
   И вот Момо попыталась объяснить Пеппи, почему они падали перед ней на колени.
   – Ты прекрасная белая принцесса, – сказала она.
   – Да какая я тебе принцесса, – возмутилась Пеппи, с трудом объясняясь на ломаном веселянском языке. – Я – Пеппи Длинныйчулок, и этот трон мне нужен только для игры.
   Она вскочила с трона. Король Эфроим тоже сошел с трона, потому что на сегодня он кончил управлять островом.
   Когда огненный красный шар исчез в Южном море и на небе загорелись звезды, веселяне разожгли огромный костер на главной площади, и король Эфроим, Пеппи, Томми, Анника и все матросы с «Попрыгуньи» улеглись на зеленой траве и стали смотреть, как веселяне танцуют вокруг огня. Глухие удары барабана, странные танцы, пряные запахи тысяч незнакомых цветов, растущих в джунглях, яркое звездное небо над головой – от всего этого Томми и Аннику охватило какое-то странное состояние. До них доносился вечный шум прибоя, он звучал как могучий аккомпанемент ко всему происходящему.
    – Я думаю, что это самый замечательный остров на свете, – сказал Томми, когда они с Пеппи и Анникой ушли в хижину под кокосовой пальмой и собирались ложиться спать.
   – Я тоже так думаю, – сказала Анника, – а ты, Пеппи?
   Но Пеппи молча лежала, положив по своему обыкновению ноги на подушку.
   – Слушайте, – сказала она наконец, – слушайте, как гудит прибой.
 
 
   VIII. Как Пеппи разговаривает с акулой
   Пеппи, Томми и Анника проснулись очень рано. Но местные ребятишки встали еще раньше. Они сидели под кокосовой пальмой и ждали, когда, наконец, Пеппи и ее друзья выйдут из хижины и начнут с ними играть. Веселята без умолку болтали на своем веселянском языке, и когда они смеялись, то белые зубы так и сверкали на темных лицах.
   Целая орава ребят во главе с Пеппи отправилась на берег. Томми и Анника стали прыгать от восторга, когда увидели тонкий белый песок, в который можно зарыться, и синее море, которое было таким манящим. Коралловый риф почти закрывал вход в бухту и служил естественным волнорезом, поэтому вода в бухте была недвижима и сверкала как зеркало. Все дети, и белые, и черные, сняли набедренные повязки и с криками и хохотом бросились купаться.
   Потом все легли загорать, и Пеппи, Томми и Анника решили, что куда лучше иметь черную кожу, чем белую, потому что так весело сыпать на нее белый песок. Пеппи зарылась в песок по самую шею – торчала только ее веснушчатая мордочка да две рыжие косички. Это выглядело очень забавно. А потом все дети уселись вокруг Пеппи.
   – Расскажи нам, как живут белые дети в стране белых детей, – попросила Момо.
   – Белые дети очень любят помножение… – начала Пеппи.
   – Надо говорить: умножение, – поправила Анника. – Да к тому же, – продолжала она тихим голосом, – боюсь, что это неправда: не так уж мы любим умножение.
   – Белые дети ужасно любят помножение, – упрямо повторила Пеппи. – Они просто с ума сходят, если им несколько дней не задают на дом примеры по помножению.
   Пеппи трудно было говорить на такую серьезную тему на своем ломаном веселянском языке, поэтому она перешла на родной язык:
   – Когда видишь, что какой-нибудь белый ребенок плачет, то можно не сомневаться: его не пустили в школу, или просто начались каникулы, или учительница забыла задать им задачки на помножение. А уж о том, как несчастны белые дети, когда наступают летние каникулы, лучше и не говорить. По всей стране стоит плач и стон, можно подумать, что кто-то умер, – так все печальны. Когда закрываются на лето двери школы, все дети ходят с красными, заплаканными глазами. Они сидят по домам и сдавленными голосами поют самые грустные песни, а некоторые так заходятся от плача, что начинают икать. Шутка ли, несколько долгих месяцев им нельзя будет заниматься помножением! Да, нет ничего печальнее на свете, чем школьные каникулы, – закончила Пеппи и глубоко вздохнула.
    – Ой! – только и смогли вымолвить Томми и Анника.
   Момо никак не могла понять, что это за штука такая «помножение», и попросила, чтобы ей объяснили. И только Томми решил рассказать про таблицу умножения, как его опередила Пеппи.
   – Подожди, сейчас ты все поймешь, – сказала она Момо. – Это вот что: 7х7=102. Ясно?
   – Нет, 7х7 никак не может равняться 102, – сказала Анника.
   – Конечно, потому что 7х7=49, – подхватил Томми.
   – Вы забыли – мы находимся в Веселии! – возмутилась Пеппи. – Здесь все по-другому, и климат совсем другой, и земля такая плодородная, что 7х7 обязательно должно быть больше, чем у нас.
   – Ой! – снова воскликнули Томми и Анника. Занятия по арифметике прервал капитан Длинныйчулок, который пришел на пляж, чтобы объявить детям, что он со своей командой и со всеми веселянами собирается переправиться на несколько дней на другой остров, чтобы поохотиться всласть на диких кабанов. Капитану что-то очень захотелось полакомиться жареной свининкой. Все женщины-веселянки тоже отправятся на охоту с мужчинами – громкими криками будут выгонять кабанов на открытое место. Другими словами, это означало, что дети останутся одни на острове.
   – Надеюсь, вы не огорчены? – спросил капитан.
   – Сам догадайся, – сказала Пеппи, – но я должна тебе сообщить, что никогда еще не слышала, чтобы какие-нибудь дети огорчались, оставшись одни без взрослых; на радостях я даже готова выучить наизусть всю таблицу помножения. Клянусь!
   – Значит, все в порядке, – сказал капитан Длинныйчулок.
   Он направился к большим лодкам, где его уже ждали команда и веселяне, вооруженные щитами и копьями. Охотники погрузились на лодки и тут же отчалили.
   Пеппи сложила руки рупором и крикнула им вслед:
   – Мир плавающим и путешествующим! Но если вы не вернетесь ко дню моего пятидесятилетия, я вас разыщу с помощью радио.
   Оставшись одни, Пеппи, Томми и Анника, Момо, Моана и все остальные дети радостно переглянулись. Вид у них был очень довольный: на несколько дней они получили в собственное распоряжение самый прекрасный из всех островов Южного моря!
   – Что мы будем делать? – спросили Томми и Анника.
    – Для начала позавтракаем, – заявила Пеппи и, не теряя времени, полезла на высокую пальму за кокосовыми орехами.
   Момо и другие дети с острова кинулись рвать бананы и плоды хлебного дерева. Потом Пеппи разожгла на пляже костер и поджарила на нем эти великолепные плоды. Дети сели в кружок, и каждый получил большую порцию завтрака; он состоял из жареных плодов хлебного дерева, кокосового молока и бананов на сладкое.
   В Веселии не было лошадей, и поэтому у местных ребятишек лошадь Пеппи вызвала огромный интерес. Всем, кто не боялся, Пеппи разрешила на ней покататься. Моана сказала, что она с удовольствием поехала бы когда-нибудь в далекую страну, где водятся такие удивительные звери.
   Господина Нильсона не было видно. Он отправился на экскурсию в джунгли, где, видно, надеялся встретиться со своими родичами.
   – А теперь что мы будем делать? – спросили Томми и Анника, когда всем надоело кататься на лошади.
   – Белые дети хотят посмотреть наши пещеры, замечательные пещеры, да? – предложила Момо.
   – Конечно, мы хотим посмотреть замечательные пещеры, очень-очень хотим, – ответила Пеппи.
   Остров Веселия был коралловым островом. С южной стороны над морем нависали отвесные скалы, и в них находились пещеры, которые волны на протяжении многих столетий все больше углубляли. Часть этих пещер была расположена ниже уровня моря, и они всегда были наполнены водой, но многие значительно выше, в верхней части скальной стены, и вот туда-то и ходили играть веселята. В самой большой пещере они устроили себе настоящий лагерь с большим запасом кокосовых орехов и разных фруктов. Но добраться до этой пещеры было делом нелегким. Приходилось с большой осторожностью карабкаться вверх, а кое-где и ползти по отвесным скалам, цепляясь руками за трещины и выступы. Одно неосторожное движение, и можно было тут же свалиться в море, что, конечно, не предвещало ничего хорошего. Дело в том, что именно в этой бухте водились хищные акулы, которые, как известно, очень любят лакомиться маленькими детьми. Правда, это не пугало местных ребятишек, которые часто забавлялись тем, что ныряли за жемчугом, но при этом обязательно кто-нибудь из них наблюдал за морем и, как только показывался акулий плавник, криком предупреждал ныряльщиков. В большой пещере у детей был целый склад сверкающих жемчужин, добытых из раковин.

← Калле Блюмквист - сыщик
Крошка Нильс Карлсон →

Читайте также:

5 5.0



Длительность

345 мин
54 страницы


Популярность

  3066

очень высокая

Мне нравится

Поделиться с друзьями

Настройки

Размер шрифта              

Цвет текста  

Цвет фона    

Другие Тексты сказок

МОБИЛЬНОЕ ПРИЛОЖЕНИЕ
Мобильное приложение Audiobaby

Слушайте сказки без
доступа в Интернет

Записывайте сказки
своим голосом

Делитесь сказками с друзьями

Составляйте списки любимого

Создавайте плейлисты

Сохраняйте закладки

Никакой рекламы

Аудиосказки для iPhone

Аудиосказки для Android