Показать Введите пароль

Забыли пароль?

Пожалуйста, укажите ваше имя

Показать Пароль должен содержать не менее 6 символов

Close

Калле Блюмквист - сыщик

Главная> Тексты сказок> Астрид Линдгрен> Калле Блюмквист - сыщик (стр.19)

Тут стоял белый комод, недавно выселенный из комнаты ЕвыЛотты, в углу были свалены старые стулья; ободранный, видавший виды стол отлично подходил для игры в пингпонг. Но сейчас Андерсу и Еве-Лотте было не до пинг-понга. Они с головой ушли в изготовление тайных бумаг. По мере того как появлялись новые документы, Андерс складывал их в железную коробку, главное достояние Белой розы. Здесь хранились реликвии прежних войн: мирные договоры, секретные карты, камни, испещренные диковинными письменами, и целая кучка других предметов, которые непосвященному человеку показались бы просто мусором. Но для рыцарей Белой розы содержимое коробки было святыней, за которую можно и жизнь отдать. Ключ от коробки носил у себя на груди вождь Белой розы, не снимая ни днем, ни ночью.
    — Куда это Калле девался? — сказал Андерс, укладывая в коробку очередной документ.
   — По крайней мере, совсем недавно он сидел на дереве, — ответила Ева-Лотта.
   В тот же миг влетел Калле.
   — Бросайте это все! Сейчас же заключаем мир с Алыми. В худшем случае пойдем на безоговорочную капитуляцию.
   — Ты в своем уме? — изумился Андерс. — Мы же только начали!
   — Ничего не поделаешь! Есть вещи поважнее. Ева-Лотта, тебе очень нравится дядя Эйнар?
   — Не понимаю, — сказала Ева-Лотта, — почему это он должен мне очень нравиться?
   — Ведь он все-таки двоюродный брат твоей мамы.
   — Ну и что из этого? Не думаю, чтоб он маме самой нравился. А раз так, то мне и вовсе не обязательно быть от него в восторге. А что?
   — Значит, ты не очень расстроишься, если узнаешь, что он жулик?
   — Да отцепись ты! — вмешался Андерс. — Это же Хромой Фредрик стащил кружку с деньгами, а не дядя Эйнар!
   — Заткнись! Сначала прочти-ка вот это, а потом болтай, — сказал Калле и достал газету.
   Андерс и Ева-Лотта прочли заметку о «Крупной краже драгоценностей в Эстермальме».
   — А теперь слушайте, — продолжал Калле.
   — Калле, а ты, случайно, не заболел? — спросил Андерс участливо. Он ткнул грязным пальцем в другую заметку — «Бодливая корова сеет панику». — Может, потвоему, это тоже дядя Эйнар?
   — Сказал я тебе — заткнись! Ева-Лотта, ты видела тех двух типов, которые только что у калитки болтали с дядей Эйнаром? Это его соучастники, дядя Эйнар их каким-то образом надул. Они себя называют Крук и Редиг и живут в гостинице. А драгоценности лежат в развалинах, — выпалил Калле одним духом.
   — В развалинах? Ты же сказал, что они живут в гостинице, — возразил Андерс.
   — Крук и Редиг — да. А драгоценности, балда ты, — это же изумруды, и платина, и бриллианты, понимаешь? Нет, вы представьте себе только — там, в подземелье, лежат драгоценности почти на сто тысяч крон!
   — Откуда ты знаешь? — крайне недоверчиво спросил Андерс. — Тебе что, дядя Эйнар сказал?
    — Есть и у нас голова на плечах, — важно произнес Калле. — Когда решаешь какую-нибудь уголовную загадку, всегда надо считаться с вероятностью.
   На мгновение в нем заговорил знаменитый сыщик Блюмквист, но он тут же исчез и остался просто Калле, оживленно жестикулирующий и огорченный тем, что не может убедить своих приятелей. Немало времени потребовалось, чтобы они все же поверили ему. Зато когда Калле выложил все, рассказал о своих наблюдениях, о ночном визите к дяде Эйнару, о том, как нашел жемчужину в развалинах, как подслушал разговор, сидя на дереве, то даже Андерс был поражен.
   — Вот помяните мое слово — этот парень будет сыщиком, когда вырастет! — воскликнул он одобрительно. И продолжал с загоревшимися глазами:— Ой, до чего здорово! Какие дела нас ждут! Надо сразу же начинать, теперь не до войны.
   — Вот, значит, почему…— протянула Ева-Лотта. — Вот почему я не могу спокойно пройти мимо коробки с печеньем: я нечиста на руку, как дядя Эйнар… Что значит быть в родстве с преступником! Но пусть убирается из нашего дома, и немедленно! Подумать только, а вдруг он стащит столовое серебро?
   — Погоди, погоди, не так быстро, — осадил ее Калле. — К тому же, у него сейчас есть заботы поважнее вашего серебра, уж поверь мне. Вообще плохо его дело: Крук и Редиг теперь с него глаз не спустят.
   — Поэтому он и лег сразу после обеда. А нам сказал, что плохо себя чувствует.
   — Можешь быть уверена: он действительно плохо себя чувствует, — усмехнулся Андерс. — Но сейчас нам прежде всего надо заключить мир с Алыми. Ева-Лотта, поднимай белый флаг и иди к ним парламентером. Хотя они, конечно, подумают, что у нас не все дома.
   Ева-Лотта послушно привязала к палке белый носовой платок и отправилась к Сикстеновскому гаражу, где ее сообщение о безоговорочной капитуляции было принято с удивлением и явным недовольством.
   — Вы не в себе, что ли? — сказал Сикстен. — Мы же только-только разошлись.
   — Мы сдаемся на милость победителя, — заявила ЕваЛотта. — Вы победили. Но мы вас скоро опять оскорбим, и тогда вы узнаете, где раки зимуют!
   Сикстен очень неохотно составил мирный договор, условия которого были крайне унизительны для Белых роз. Так, им предписывалось половину своих карманных денег откладывать на покупку леденцов для Алых. При встрече на улице с кем-нибудь из Алых роз они должны были низко поклониться три раза и сказать: «Я знаю, что недостоин ступать по одной земле с тобой, о господин!»
    Ева-Лотта подписала договор от имени Белой розы, обменялась торжественным рукопожатием с вождем Алых и помчалась обратно на чердак. Пробегая через калитку, она заметила на другой стороне улицы одного из «дружков» дяди Эйнара.
   — Караулы выставлены! — отрапортовала она Андерсу и Калле.
   — Эта война будет почище войны роз, — заметил Андерс с довольным видом.Калле, как ты думаешь, что нам теперь делать?
   Хотя обычно вождем был Андерс, он понимают, что в этой специальной области следует подчиняться Калле.
   — Прежде всего — разыскать драгоценности! Надо пойти в развалины. Но кто-то должен остаться следить за дядей Эйнаром и теми двумя.
   Калле и Андерс требовательно посмотрели на Еву-Лотту.
   — Ни за что! — категорически заявила она. — Я тоже хочу идти искать драгоценности. Кстати, дядя Эйнар лежит и притворяется больным, так что в наше отсутствие ничего не случится.
   — Можно положить спичечную коробку возле его двери, — предложил Калле.Если она останется на том же месте, когда мы вернемся, значит, он никуда не выходил.
   — «С киркой и лопатой отправились ребята», — распевал Андерс.
   Друзья быстро шли по узкой тропинке к развалинам.
   — Если кого-нибудь встретим, скажем, что идем копать червей, — предупредил Калле.
   Но они никого не встретили. Развалины были такие же пустынные и заброшенные, как всегда. Только жужжание шмелей нарушало тишину.
   Вдруг Андерс спохватился.
   — А каким же чудом мы попадем в подземелье? Ведь драгоценности спрятаны там! Да, кстати, Калле, как ты сам-то пробрался туда, когда нашел жемчужину?
   Вот тут Калле мог блеснуть!
   — Очень просто: как обычно входят через запертые двери, — ответил он снисходительно и достал отмычку.
   Андерс был потрясен настолько, что даже не сумел этого скрыть.
   — Здорово! — сказал он.
   И Калле воспринял это как высшее одобрение. Дверь повернулась на петлях. Вход свободен! Словно свора охотничьих собак, Калле, Андерс и Ева-Лотта ринулись вниз по лестнице.
   Два часа спустя Андерс отложил лопату и огляделся вокруг.
    — Славно поработали — что твое картофельное поле! Вот только алмазов что-то не видно… Удивительно!
   — А ты думал, мы их так сразу и найдем? — отозвался слегка обескураженный Калле.
   Они перекопали каждый сантиметр пола в большом подвальном помещении, куда вела лестница. Дальше начинались длинные и темные полуразрушенные переходы в подземные гробницы и темницы. Ходы эти выглядели далеко не заманчиво, однако вполне можно было допустить, что дядя Эйнар осторожности ради закопал свое сокровище где-нибудь подальше. А тогда их и за год не отыщешь! Если только он вообще спрятал драгоценности в развалинах… Калле уже начал колебаться.
   — А где ты нашел жемчужину? — спросила Ева-Лотта.
   — Вон, около лестницы. Но ведь мы же там все перекопали.
   Ева-Лотта в раздумье опустилась на нижнюю ступеньку. Каменная плита, служившая нижней ступенькой, была, очевидно, неплотно врыта в землю, так как она слегка покачнулась. Ева-Лотта вскочила.
   — Неужели…— начала она и крепко ухватилась за плиту. — Эй вы, она качается!
   Две пары рук пришли ей на помощь.

← Эльфа и носовой платочек
Пеппи Длинныйчулок →

Читайте также:

5 5.0



Длительность

325 мин
60 страниц


Популярность

  1134

очень высокая

Мне нравится

Поделиться с друзьями

Настройки

Размер шрифта              

Цвет текста  

Цвет фона    

Другие Тексты сказок

МОБИЛЬНОЕ ПРИЛОЖЕНИЕ
Мобильное приложение Audiobaby

Слушайте сказки без
доступа в Интернет

Записывайте сказки
своим голосом

Делитесь сказками с друзьями

Составляйте списки любимого

Создавайте плейлисты

Сохраняйте закладки

Никакой рекламы

Аудиосказки для iPhone

Аудиосказки для Android