Показать Введите пароль

Забыли пароль?

Пожалуйста, укажите ваше имя

Показать Пароль должен содержать не менее 6 символов

Close

Калле Блюмквист - сыщик

Главная> Тексты сказок> Астрид Линдгрен> Калле Блюмквист - сыщик (стр.59)

Наконец, когда почти весь участок был перекопан, Калле вдруг воскликнул:
   — Есть, вот она!
   И он вытащил облепленную землей коробку, которую Алые вероломно спрятали в самом дальнем углу.
   Андерс и Ева-Лотта побросали свои лопаты и кинулись к Калле. Ева-Лотта заботливо вытерла коробку носовым платком, а Андерс достал ключ, висящий у него на груди. Коробка показалась им странно легкой. А вдруг Алые подобрали ключ и сперли часть их сокровищ? Чтобы проверить это, они открыли коробку.
   Но никаких тайных бумаг и сокровищ там не оказалось. В коробке лежала только бумажка, на которой было написано мерзким почерком Сикстена:
   «Копайте, копайте! Продолжайте в том же духе! Вам осталось прорыть всего лишь несколько тысяч километров, и вы попадете в Новую Зеландию. Можете там и оставаться!»
   Белые розы задыхались от ярости. А за кустами послышался восторженный хохот, и из-за кустов появились Сикстен, Бенка и Йонте.
   — Негодяи, куда вы дели наши бумаги? — крикнул Андерс.
   Сикстен хлопнул себя по коленкам и долго еще хохотал, прежде чем ответить.
   — Слепые курицы! — сказал он. — Сдались нам ваши паршивые бумажонки. Да они лежат у вас в комоде вместе с прочим хламом. Эх, вы, ничего не слышите и не видите!
   — Куда им, они ведь копают, — заметил Йонте с довольным видом.
   — Ну и здорово же вы копаете! — восхищался Сикстен. — Вот папка обрадуется, что ему не надо больше на меня ворчать за этот старый огород! Мне что-то неохота было приниматься за это дело в такую жару.
   — Где уж, ты ведь так усердно Мумрика откапывал, что у тебя, наверное, до сих пор пузыри на руках не прошли, — предположил Калле.
   — Это вам даром не пройдет, господа, — посулил Андерс.
   — Да уж будьте уверены! — подхватила Ева-Лотта.
   Она встряхнула испачканный носовой платок и сунула его обратно в карман.
    Но что это — на самом дне кармана лежало что-то еще. Какая-то бумага… Ева-Лотта вынула ее и посмотрела. Вверху стояла надпись: «Вексель». Ева-Лотта рассмеялась.
   — Нет, вы видали что-нибудь подобное, — воскликнула она. — Вот он, этот самый вексель! Выходит, он был у меня в шкафу все время, пока они там в Прериях ползали за ним по кустам! Ну, что я говорила — есть что-то в этих векселях ужасно глупое.
   Она рассмотрела бумагу поближе.
   — «Клас», — прочла она. — Совершенно верно. А он, кстати, очень красиво расписывается.
   После чего Ева-Лотта скомкала вексель и бросила его в траву, где бумагу подхватил легкий летний ветерок.
   — Теперь уж его арестовали, так что все равно, какая у него подпись.
   Калле ахнул и бросился сломя голову за драгоценной бумажкой. Он с упреком посмотрел на Еву-Лотту.
   — Вот что я тебе скажу, Ева-Лотта, — сказал он, — ты плохо кончишь, если будешь вот так вот кидаться бумагами!
   — Дод-а зоз-дод-рор-а-вов-сос-тот-вов-уе-тот. А-лол-а-я Рор-о-зоз-а,неуверенно произнес Сикстен. — Ведь до чего простой язык, если разобраться!
   — Да, это ты теперь говоришь, когда знаешь, в чем дело, — возразил Андерс.
   — И вам еще надо научиться говорить во сто раз быстрее, — добавил Калле.
   — А не то чтобы сегодня один слог, а завтра другой, — сказала Ева-Лотта.Надо тарахтеть, как из пулемета.
   Все рыцари Белой и Алой розы собрались на чердаке, где Алые только что прослушали первый урок разбойничьего языка. Дело в том, что, поразмыслив хорошенько, Белые розы поняли, что посвятить Алых в тайну этого языка — их гражданский долг. Учителя в школе всегда проповедовали, как важно знать языки. Как же они были правы! Что бы делали Андерс, Калле и Ева-Лотта тогда в Усадьбе, если бы они не знали разбойничьего языка? Калле думал над этим несколько дней и наконец сказал Андерсу и Еве-Лотте:
   — Мы не имеем права допускать, чтобы Алые прозябали в таком ужасающем невежестве. Они же пропадут ни за грош, если когда-нибудь столкнутся с убийцей!
   И Белые розы открыли у себя на чердаке курсы по изучению разбойничьего языка.
    Сикстен имел устойчивую двойку по английскому, ему бы день и ночь зубрить английскую грамматику — до переэкзаменовки оставались считанные дни, — но он считал разбойничий язык куда более важным.
   — Английский язык почти все убийцы знают, — заявил он, — от него большой пользы не получишь, а без разбойничьего языка капут.
   Вот почему трое Алых часами сидели среди мусора на чердаке и упражнялись с трогательным усердием.
   Урок был прерван приходом булочника Лисандера. Он держал в руке тарелку со свежими булками. Отдав их Еве-Лотте, он сообщил ребятам:
   — Недавно звонил дядя Бьорк и сказал, что Мумрик вернулся.
   — Кок-рор-а-сос-о-тот-а! — восторженно произнесла Ева-Лотта и впилась зубами в булку. — Пошли в полицейский участок!
   — Кок-рор-а-сос-о-тот-а! Так-то так, — сказал булочник. — Только вы теперь поосторожнее с этим Мумриком, слышите?
   Все рыцари Алой и Белой розы заверили, что будут просто ужас до чего осторожны. И булочник медленно направился вниз.
   — Кстати, могу вам сообщить, что этот самый Клас сознался, — добавил он, прежде чем уйти.
   Рыцари Белой и Алой розы побежали в полицейский участок за Мумриком.
   — Мумрик…— Бьорк медлил с ответом. — А Мумрика здесь нет.
   Друзья вытаращили глаза от удивления. Как же так?
   Он ведь сам позвонил и сказал, что Мумрик вернулся. Дядя Бьорк серьезно посмотрел на них.
   — Ищите высоко над землей, — провозгласил он торжественно. — Пусть птицы небесные укажут вам дорогу! Спросите галок, не видели ли они достопочтенного Мумрика.
   Юные лица роз так и расплылись в улыбке. Йонте воскликнул, захлебываясь от восторга:
   — Кок-рор-а-сос-о-тот-а! Борьба продолжается!
   — Борьба продолжается, — решительно заявил Бенка.
   Ева-Лотта одобрительно посмотрела на Бьорка: о, форма ужасно шла ему! Полицейский Бьорк напустил важность на свое мальчишески задорное лицо.
   — Дядя Бьорк, — сказала Ева-Лотта, — не будь вы такой ужасно старый, вы могли бы тоже участвовать в войне Роз.
   — Ага. И вы бы тогда стали Алой розой! — подхватил Сикстен.
    — Ну уж нет — Белой! — возразил Андерс.
   — Избави бог, — отозвался Бьорк. — Где уж мне такими опасными делами заниматься. Тихая, спокойная работав полиции больше всего подходит такому старикану, как я.
   — Что вы, иногда надо и рисковать! — сказал Калле и выпятил грудь.
   Через пару часов Калле развалился в своей любимой позе под грушей и принялся размышлять над тем, что такое рисковать. Он так усердно размышлял и разглядывал летние облака, что почти не заметил, как воображаемый собеседник тихонечко подошел к нему и сел рядом.
   «Я слышал, господин Блюмквист опять поймал преступника», — льстиво произнес он.
   Калле Блюмквиста вдруг взорвало.
   «Неужели? — сказал он и сердито уставился на назойливого собеседника, от которого никак не мог избавиться. — Не болтайте ерунды! Никого я не поймал. Все это сделала полиция, потому что это ее дело. Никаких убийц я не ловил и ловить не собираюсь. И вообще я бросаю все это дело, одни только неприятности себе наживаешь!»
   «Но я думал, что господину Блюмквисту нравится рисковать», — сказал воображаемый собеседник, и, если говорить правду, в голосе его звучала обида.
   «А я и без того сколько угодно рискую, — возразил знаменитый сыщик. — Если бы вы только знали, молодой человек, что такое война Роз!»
   Внезапно размышления его были прерваны — твердое недозрелое яблоко треснуло его по голове. Со свойственной знаменитому сыщику сметливостью Калле мигом сообразил, что недозрелое яблоко вряд ли могло упасть с грушевого дерева, и огляделезг вокруг, чтобы обнаружить виновника.
   Возле забора стояли Андерс и Ева-Лотта.
   — Проснись, о спящий! — крикнул Андерс. — Мы идем искать Мумрика!
   — Знаешь, что мы думаем? — сказала Ева-Лотта. — Наверное, дядя Бьорк спрятал его на вышке в городском саду. Там же всегда полно галок!
   — Кок-рор-а-сос-о-тот-и-щощ-а! — восхищенно воскликнул Калле.
   — Алые нас убьют, если мы его первые найдем, — предупредил Андерс.
   — Ничего! — ответил Калле. — Иногда надо рисковать!
    Он многозначительно взглянул на своего воображаемого собеседника. Понял ли тот теперь, что можно не быть знаменитым сыщиком и все-таки рисковать? И Калле украдкой помахал на прощание рукой симпатичному молодому человеку, который теперь смотрел на него более восхищенно, чем когда-либо.
   Калле помчался к Андерсу и Еве-Лотте, бодро стуча голыми загорелыми ногами по садовой тропинке. А воображаемый собеседник исчез.

← Эльфа и носовой платочек
Пеппи Длинныйчулок →

Читайте также:

5 5.0



Длительность

325 мин
60 страниц


Популярность

  1134

очень высокая

Мне нравится

Поделиться с друзьями

Настройки

Размер шрифта              

Цвет текста  

Цвет фона    

Другие Тексты сказок

МОБИЛЬНОЕ ПРИЛОЖЕНИЕ
Мобильное приложение Audiobaby

Слушайте сказки без
доступа в Интернет

Записывайте сказки
своим голосом

Делитесь сказками с друзьями

Составляйте списки любимого

Создавайте плейлисты

Сохраняйте закладки

Никакой рекламы

Аудиосказки для iPhone

Аудиосказки для Android