Показать Введите пароль

Забыли пароль?

Пожалуйста, укажите ваше имя

Показать Пароль должен содержать не менее 6 символов

Close

Одиссея

Не знают
     Там ненавистных болезней бессчастные люди. Когда там
     Горькая старость приходит к какому-нибудь поколенью,
  410 Лук свой серебряный взяв, Аполлон с Артемидой нисходят
     Тайно, чтоб тихой стрелой безболезненно смерть посылать им.
     Там два города. Все между ними поделены земли.
     В городе том и другом властителем был мой родитель,
     Ктесий, Орменом рожденный, подобный бессмертному богу.
 415 Как-то причалили к нам финикийцы, народ плутоватый.
     Много красивых вещей привезли в корабле они черном.
     А у отца моего была финикиянка в доме,
     Стройная, редкой красы, в рукодельях искусная женских.
     Голову хитрые ей финикийцы искусно вскружили.
 420 Близ корабля их стирала она, и один финикиец
     С нею сошелся любовью и ложем. А слабому полу
     Голову это кружит, даже самой достойной из женщин.
     Начал ее он расспрашивать, кто она, родом откуда,
     Тотчас она указала на дом наш с высокою кровлей:
 425    - Родина мне, - похвалиться могу, - Сидон многомедный.
     Был мне отцом Арибант. В великом он плавал богатстве.
     Но захватили меня пираты тафосские, - с поля
     Шла я тогда, - и сюда привезли, и этому мужу
     Продали в дом, за меня подходящую давшему плату. -
 430     Тут ей сказал человек, который с ней тайно сошелся:
     - Раз это так, отправляйся обратно на родину с нами!
     Дом родительский снова увидишь с высокою кровлей,
     Также родителей. Живы они и слывут богачами. -
     Женщина сызнова к ним обратилась с ответною речью:
 435    - Было б возможно и это, когда б, моряки, поклялись вы,
     Что невредимой меня вы доставите в землю родную. -
     Так сказала. И тотчас они поклялись, как велела.
     После того же как все поклялись и окончили клятву,
     Женщина сызнова к ним обратилась с ответною речь.:
 440      - Ну, так молчите! Пускай ни один из товарищей ваших
      Слова со мною не скажет, на улице ль где повстречавшись
     Иль у колодца, - чтоб кто не отправился в дом к господину
     И на меня не донес. А он, заподозривши, свяжет
     Крепкой веревкой меня, да и вам приготовит погибель.
 445 Помните, что я сказала, кончайте скорее торговлю.
     После ж того как товары погрузите все на корабль ваш,
     Весть об этом как можно скорее мне в дом передайте.
     Золота, сколько мне под руку там попадется, возьму я.
     А проездную бы плату охотно дала и другую:
 450 В доме у знатного мужа хожу за его я ребенком.
     Мальчик смышленый. Со мною всегда он выходит из дома.
     Я на корабль бы его привела, и огромную плату
     Вы б за него получили, в какую б ни продали землю. -
     Так сказала она и в прекрасный дворец удалилась.
 455 Целый год финикийцы у нас оставались и, много
     Наторговавши, на полый корабль погрузили товары.
     После ж того как корабль для отъезда они нагрузили,
     К женщине тотчас послали гонца, чтоб ее известил он.
     В дом отца моего пришел человек плутоватый.
 460 Он ожерелье из зерен принес золотых и янтарных.
     Мать подошла, сбежались рабыни и то ожерелье
     Начали щупать руками, глядели глазами, давали
     Цену. А он в это время рабыне мигнул тихомолком.
     После, мигнувши, к себе на полый корабль возвратился.
 465 За руку взявши меня, со мной она вышла из дома.
     Вдруг столы увидала и кубки в сенях, где пред этим
     Гости, отцу моему в делах помогавшие, ели;
     На заседанье совета они все ушли и на площадь.
     Быстро три кубка схватила она и, скрыв на груди их,
 470 Вынесла. Я же за нею последовал, глупый мальчишка.
     Солнце тем временем село, и тенью покрылись дороги.
     Вышедши быстро из дома, пришли мы в прекрасную гавань,
      Где находился корабль быстроходный мужей финикийских.
     Сели они в свой корабль и поплыли дорогою влажной,
 475 Нас захвативши. Попутный им ветер послал Громовержец.
     Шесть мы ехали суток, и ночи и дни непрерывно.
     После того же как день и седьмой уж прибавил Кронион,
     Женщина стрелолюбивой убита была Артемидой.
     В трюмную воду нырнула она, словно чайка морская.
 480 Труп ее бросили в море на пищу тюленям и рыбам,
     Я же остался средь них с печалью великою в сердце.
     Ветер и волны меж тем корабль наш пригнали к Итаке.
     Там приобрел меня куплей Лаэрт, Одиссеев родитель.
     Так-то вот эту страну и пришлось мне увидеть глазами".
 485    Богорожденный тогда Одиссей свинопасу ответил:
     "Очень сильно, Евмей, в груди моей дух взволновал ты,
     Все рассказавши подробно, как много ты выстрадал духом!
     Все же тебе вот к дурному хорошее такте прибавил
     Зевс, ибо, много страдавши, попал ты в жилище к благому-
 490 Мужу, который тебе и еду и питье доставляет
     В полном обильи. Живешь ты хорошею жизныо. А я вот
     К вам прихожу, без приюта по многим странам проскитавшись".
     Так Одиссей и Евмей вели меж собой разговоры.
     Спать наконец улеглись - совсем не на долгое время:
 495 Вскоре заря наступила. Меж тем Телемаховы люди,
     К суше пристав, паруса развязали и мачту спустили,
     Сели за весла и к пристани судно свое подогнали;
     Выбросив якорный камень, причальный канат укрепили,
     Сами же вышли на берег прибоем шумящего моря,
 500 Начали завтрак готовить, вино замешали в кратерах.
     После того как желанье питья и еды утолили,
     С речью такой Телемах рассудительный к ним обратился:
      "К городу правьте теперь, друзья, наш корабль чернобокий!
      Сам я здесь остаюсь пастухов моих в поле проведать,
 505 К вечеру в город сойду, владенья мои осмотревши,
     Завтра же утром я вам, в благодарность за нашу поездку,
     Пир устрою богатый, с вином медосладким и с мясом".
     Феоклимен боговидный в ответ Телемаху промолвил:
     "Сын мой, а я-то куда же пойду? К какому мне дому
510 На каменистой Итаке, к какому идти господину?
     Или же к матери прямо твоей мне отправиться в дом твой?"
     Феоклимену в ответ Телемах рассудительный молвил:
     "В прежнее время тебя, не задумавшись, я пригласил бы
     В дом наш, не скупо тебя угощал бы. Теперь же там будет
515 Хуже тебе самому: я дома не буду, не сможет
     Мать моя видеть тебя. К женихам она сходит не часто Сверху.
     Там она ткет, чтоб от них находиться подальше.
     Есть, однако, другой. К нему ты отправиться мог бы.
     Имя ему Евримах. Разумного сын он Полиба.
 520 Смотрят теперь на него итакийцы совсем как на бога.
     Самый он знатный меж всех женихов, всех больше стремится
     Мать мою взять себе в жены и сан получить Одиссея.
     Знает, однако, лишь Зевс-олимпиец, живущий в эфире,
     Не приготовит ли им он погибельный день вместо брака".
 525    Так говорил он. И вдруг по правую руку пронесся
     Сокол вверху, быстрокрылый посол Аполлона. Когтями
     Горного голубя рвал он, и сыпались перья на землю
     Прямо меж черной кормой корабля и самим Телемахом.
     В сторону Феоклимен отозвал Одиссеева сына,
 530 Взял его за руку, слово сказал и по имени назвал:
     "Верь, Телемах, не без бога та птица явилася справа!
     Сразу, увидев, я понял, что вещая птица пред нами.
     Царственней вашего нет ни единого рода другого
     В целой Итаке. Всегда вы могуществом будете сильны".
  535    Феоклимену в ответ Телемах рассудительный молвил:
     "О, если б слово твое я увидел свершившимся, странник!
     Много б тогда от меня получил ты любви и подарков,
     Так что всякий тебя, повстречавши, назвал бы счастливцем".
     После того он Пирею, товарищу верному, молвил:
540     "Ты, Пирей, и всегда повинуешься мне наиболе
     Между товарищей всех, кто за мною последовал в Пилос.
     Сделай же так и теперь: отведи к себе в дом чужеземца,
     Будь с ним радушен, заботься о госте, пока не вернусь я".
     Сыну тогда Одиссея Пирей-копьеборец ответил:
 545    "Если б ты там, Телемах, и на долгое время остался, -
     Буду его угощать, и даров он получит довольно".
     Так сказав и взойдя на корабль, приказал и другим он,
     Севши самим на корабль, развязать судовые причалы.
     Быстро они на корабль поднялись и к уключинам сели.
 550 Ноги обул между тем в сандалии сын Одиссея,
     Крепкое в руки копье с наконечником острым из меди
     С палубы взял корабельной. А те отвязали причалы
     И, оттолкнувши корабль от земли, поплыли на веслах
     К городу, как приказал рассудительный сын Одиссеев.
 555    Ноги несли Телемаха, шагавшего быстро, покуда
     Он ко двору не пришел, где свиней его было без счета
     И свинопас ночевал, о хозяйском добре беспокоясь.

      Гомер. Одиссея. Песнь шестнадцатая.


      ПЕСНЬ ШЕСТНАДЦАТАЯ.



     Встала заря. Одиссей же с подобным богам свинопасом
     Завтрак готовили рано поутру, огонь разложивши,
     Выслав вместе с свиными стадами других свинопасов.
     Вдруг подошел Телемах. Не кинулись с лаем собаки,
5   Стали хвостами вилять. Одиссей это тотчас заметил,
      Тотчас услышал и шум от шагов подходящего мужа.
     Он свинопасу поспешно слова окрыленные молвил:
     "Слышишь, Евмей, там идут, - из твоих ли товарищей кто-то
     Или знакомый другой: на пришельца собаки не лают,
 10  Только виляют хвостами. И шум я шагов его слышу".
     Кончить речь еще не успел он, как сын его милый
     В сени вошел. Свинопас вскочил в изумлении с места.
     Выпали наземь из рук сосуды, в которых мешал он
     Воду с искристым вином. Пошел он навстречу владыке,
15   Голову стал целовать, глаза его ясные, руки,
     Ту и другую. Из глаз его слезы лилися обильно.
     Так же как старым отцом бывает любовно ласкаем
     Сын, на десятом году лишь прибывший домой издалека,
     Поздно рожденный, единственный, стоивший многих страданий,
 20  Так Телемаха тогда боговидного, тесно прильнувши,
     Крепко Евмей целовал, как будто избегшего смерти.
     Всхлипывал он и ему говорил окрыленные речи:
     "Сладкий мой свет, Телемах, воротился ты! Я уж не думал
     Снова тебя увидать с тех пор, как ты в Пилос уехал!
 25   Ну же, дитя дорогое, войди к нам сюда, чтобы мог я
     Всласть на тебя наглядеться! Ну, вот ты и дома! Приехал!
     К нам, пастухам, ведь не часто сюда ты в деревню приходишь,
     В городе больше живешь. Неужели тебе не противно
     Видеть всегда пред собой толпу женихов этих гнусных?"
 30     Тут свинопасу в ответ Телемах рассудительный молвил:
     "Так и будет, отец! Сюда ж для тебя я явился,
     Чтобы увидеть тебя самолично и вести услышать,
     Все ль еще мать моя дома находится или на ней уж
     Кто-то женился другой, и постель Одиссея, пустуя,
 35   В спальне, забыта, стоит, покрытая злой паутиной?"
      Снова ответил ему свинопас, над мужами начальник:
     "Нет, упорно и твердо жена остается, как прежде,
     В доме своем. В бесконечной печали, в слезах непрерывных
     Долгие дни она там и бессонные ночи проводит".
 40  Так сказав, от него он копье медноострое принял.
     Внутрь вошел Телемах, через камни порога ступивши.
     С места поспешно вскочил отец Одиссей пред вошедшим,
     Но Телемах удержал Одиссея и громко промолвил:
     "Странник, сиди! Для себя и другое местечко найдем мы
 45   В хижине нашей. И вот человек, кто все мне устроит".
     Так он сказал. Одиссей воротился и сел. Свинопас же
     Веток зеленых подниз набросал и покрыл их овчиной.
     Там после этого сел возлюбленный сын Одиссеев.
     Быстро поставил на стол свинопас перед ними дощечки
50  С жареным мясом, какое от прежней еды оставалось.
     Хлеба в корзины горой наложил, в деревянной же чаше
     В воду вина намешал, по сладости равного меду.
     Все это сделавши, он пред божественным сел Одиссеем.
     Руки немедленно к пище готовой они протянули.
 55   После того как желанье питья и еды утолили,
     Сын Одиссея спросил свинопаса, подобного богу:
     "Кто этот странник, отец? Откуда он? Как на Итаку
     К нам мореходцы его привезли, и кто они сами?
     Ведь не пешком же сюда, полагаю я, к нам добрался он".
 60     Тотчас в ответ Телемаху, Евмей свинопас, ты промолвил:
     "Полную правду тебе, сынок дорогой, сообщу я.
     Хвалится он предо мной, что из Крита пространного родом;
     Он уж немало людских городов посетил всевозможных,
     Странствуя: этот удел божество ему выпряло с нитью.
 65   Нынче, бежав с корабля феспротских мужей вероломных,
      В хижину прибыл ко мне он. Его я тебе поручаю.
     Делай, как хочешь. Но он о защите тебя умоляет".
     И свинопасу в ответ Телемах рассудительный молвил:
     "Речью своею, Евмей, жестоко ты сердце мне ранил.
 70  Странника этого как мне возможно принять в своем доме?
     Я еще молод, на руки свои не могу положиться,
     Что защищу человека, когда обижать его станут.
     Мать же моя между двух все время колеблется мыслей:
     Вместе ль со мной оставаться и дом содержать свой в порядке,
 75   Ложе супруга храня и людскую молву уважая,
     Иль наконец за ахейцем последовать, кто наиболе
     Знатен среди женихов и всех на подарки щедрее?
     Странника ж этого, раз уж прибыл в твое он жилище,
     Я в прекрасное платье одену, и в плащ, и в рубашку,
 80  Дам подошвы для ног и меч привешу двуострый,
     И отошлю, куда его дух понуждает и сердце.
     Если же хочешь, оставь его здесь на своем попеченьи.
     Платье сюда я пришлю и пищу различного рода,
     Чтобы не делать тебе и товарищам лишних убытков.
 85   В город идти к женихам я б ему ни за что не позволил,
     Больно уж наглы они и в буйстве не знают предела:
     Станут глумиться над ним и в безмерную скорбь меня ввергнут.
     Сам же я их укротить не смогу: против многих и самый
     Сильный бессилен, когда он один. А их ведь немало!"
 90     Так Телемаху в ответ Одиссей многостойкий промолвил:
     "Если, друг, мне на это позволено будет ответить, -
     Сердце в груди у меня разрывается, слыша, как много
     Всяких, по вашим рассказам, творят женихи беззаконий
     В собственном доме твоем, с таким, как ты, не считаясь.
 95   Вот что скажи: добровольно ль ты им поддался иль в народе
      Все ненавидят и гонят тебя по внушению бога?
     Или ты, может быть, братьев винишь, на которых бы вправе
     Всякий рассчитывать в битве, хотя бы и самой ужасной?
     Если б я молод, как ты, при собственном сделался духе,
 100 Если б я сын Одиссея отважного был или сам он, -
     Он из скитаний вернется. надежда еще не пропала! -
     Первому встречному голову мне я отсечь бы позволил,
     Если б я всем наглецам этим злою бедой не явился,
     В зал высокий войдя Одиссея, Лаэртова сына.
 105 Пусть бы даже меня одного все они одолели
     Множеством, - в собственном доме б моем предпочел я погибнуть
     Чем непрерывно смотреть на творимые там непотребства, -
     Как моих обижают гостей, как позорно бесчестят
     Женщин-невольниц моих в покоях прекрасного дома,
 110 Как истребляют запасы вина и всяческой пищи, -
     Так, не платя ничего и о главном не думая деле!"
     Снова на это ему Телемах рассудительный молвил:
     "Странник, на это тебе я вполне откровенно отвечу.
     Не ненавидит меня весь народ и вражды не питает.
 115 Также и братьев винить не могу, на которых бы вправе
     Всякий рассчитывать в битве хотя бы и самой ужасной.
     Весь наш род одиночным создал промыслитель Кронион:
     Только лишь сына Лаэрта родил когда-то Аркесий,
     Только опять Одиссея родил и Лаэрт, Одиссей же,
 120 Только меня породив, не к добру меня дома покинул:
     Ведь потому-то так много врагов и набилося в дом к нам.
     Первые люди по власти, что здесь острова населяют -
     Заму, Дулихий и Закинф, покрытый густыми лесами,
     И каменистую нашу Итаку, - стремятся упорно
 125 Мать принудить мою к браку и грабят имущество наше.
     Мать же и в брак ненавистный не хочет вступить и не может
      Их притязаньям конец положить, а они разоряют
     Дом мой пирами и скоро меня самого уничтожат.
     Это, однако, лежит в коленях богов всемогущих...
 130 Вот что, отец! Отправляйся скорей к Пенелопе разумной
     И сообщи, что из Пилоса я невредимым вернулся,
     Сам же пока остаюсь у тебя. Возвращайся обратно,
     Ей лишь одной сообщив, Пусть это для прочих ахейцев:
     Тайной останется. Многие зло на меня замышляют".
 135    Так Телемаху в ответ, Евмей свинопас, ты промолвил:
     "Знаю все, понимаю. И сам уж об этом я думал.
     Вот "то, однако, скажи, и скажи мне вполне откровенно:
     Нужно ли мне по пути и к Лаэрту несчастному с вестью
     Этой зайти? Хоть о сыне жестоко скорбел он, но все же
 140 Раньше и в поле смотрел за работами, также с рабами
     Пил в своем доме и ел, когда его духу желалось.
     С той же самой поры, как в Пилос ты морем уехал,
     Он, говорят, уже больше не ест и не пьет, как бывало,
     И за работами больше не смотрит. Сидит и тоскует,
 145 Охая, плача. И тело с костей его сходит все больше".
     Тут свинопасу в ответ Телемах рассудительный молвил:
     "Жаль! Но нечего делать! Ему ничего мы не скажем.
     Если б все делалось так, как желательно людям, то первым
     Делом бы я пожелал, чтоб отец мой вернулся в Итаку.
 150 Матери все передав, возвращайся назад, а к Лаэрту
     Незачем крюк тебе делать.

Илиада →

Читайте также:

4.4 4.4



Длительность

562 мин
30 страниц


Популярность

  840

высокая

Мне нравится

Поделиться с друзьями

Настройки

Размер шрифта              

Цвет текста  

Цвет фона    

Другие Тексты сказок

МОБИЛЬНОЕ ПРИЛОЖЕНИЕ
Мобильное приложение Audiobaby

Слушайте сказки без
доступа в Интернет

Записывайте сказки
своим голосом

Делитесь сказками с друзьями

Составляйте списки любимого

Создавайте плейлисты

Сохраняйте закладки

Никакой рекламы

Аудиосказки для iPhone

Аудиосказки для Android