Показать Введите пароль

Забыли пароль?

Пожалуйста, укажите ваше имя

Показать Пароль должен содержать не менее 6 символов

Close

Одиссея

Много пришлось мне страдать, потерял я
     Дом, для житья превосходный, богатствами многими полный.
     С третьей, однако, их частью я дома бы жить согласился,
     Только бы живы остались те мужи, какие в то время
     В Трое широкой погибли, вдали от любимой отчизны.
 100 Часто, их всех вспоминая, о них сокрушаясь и плача,
      Время в нашем пространном дворце провожу я; порою
     Сердце себе услаждаю стенаньем, порой прекращаю
     Плач: насыщаемся скоро мы горем жестоким и плачем.
     Всех их, однако, не так я жалею, хотя и печалюсь,
 105 Как одного. Только вспомню о нем, и становятся сразу
     Мне ненавистны и пища и сон. Ни один из ахейцев
     Столько не снес, сколько снес Одиссей. Несчислимые беды
     Пали на долю ему, а мне - по испытанном друге
     Горькая скорбь. Уж давно его нет, и не знаем мы точно,
 110 Умер ли он или жив. Горюют о нем безутешно
     Старый родитель Лаэрт, и разумная Пенелопея,
     И Телемах, им оставленный дома недавно рожденным".
     Плакать о милом отце захотелось тогда Телемаху.
     С век он на землю слезу уронил, об отце услыхавши,
 115 Плащ свой багряный руками обеими поднял поспешно,
     Чтобы глаза им закрыть. Менелай это сразу заметил.
     Он между помыслов двух и умом колебался и духом:
     Ждать ли, чтоб сам Телемах говорить об отце своем начал,
     Или вопросами выведать все у него понемногу?
 120     Но между тем как рассудком и духом об этом он думал,
     Вышла из спальни высокой своей и душистой Елена,
     Схожая образом всем с Артемидою золотострельной.
     Кресло искусной работы подвинула сесть ей Адреста,
     Вынесла под ноги мягкий ковер шерстяной ей Алкиппа,
 125 Фило серебряный ларчик держала; Елене Алькандрой
     Был он подарен, женою Полиба, в египетских Фивах
     Жившего; граждан дома там богатства вмещают большие.
     Две Полиб подарил Менелаю серебряных ванны,
     Также треножника два и золотом десять талантов.
 130 Кроме того, и жена одарила богато Елену:
     Веретено золотое и ларчик дала на колесах
     Из серебра, с золотою каемкой. Его-то служанка
      Фило несла на руках и поставила возле Елены,
     Пряжею полный искусно сработанной; сверху лежало
 135 Веретено золотое с фиалково-темною шерстью.
     В кресло села она, на скамейку поставила ноги
     И начала обо всем по порядку расспрашивать мужа:
     "Знаешь ли ты, Атреид Менелай, питомец Зевеса,
     Кем похваляются быть эти мужи, пришедшие в дом наш?
 140 Правду ль скажу, ошибусь ли? Но сердце велит говорить мне.
     Кажется мне, никогда не видала настолько я схожим
     Ни из мужчин никого, ни из жен, - изумляюсь я, глядя! -
     Как этот гость наш походит на сына царя Одиссея,
     На Телемаха, которого муж тот едва лишь рожденным
 145 Дома оставил, когда к Илиону отплыли ахейцы,
     Из-за меня, бесстыжей, поход предприняв свой отважный".
     И, отвечая Елене, сказал Менелай русокудрый:
     "Думаю сам я теперь, как сейчас мне, жена, ты сказала.
     Ноги такие ж совсем у него и такие же руки,
 150 Взоры такие же глаз, голова с такими ж кудрями.
     Да и сейчас вот, когда в разговоре с гостями я вспомнил
     Об Одиссее, как много пришлось за меня ему вынесть,
     Из-под бровей у него покатилась слеза за слезою,
     И, закрывая глаза, он плащ свой пурпуровый поднял".
 155    Тут Несторид Писистрат, отвечая, сказал Менелаю:
     "Богорожденный Атрид Менелай, повелитель народов!
     Верно! Приходится сыном тому он, о ком говоришь ты.
     Но рассудителен гость твой, и в сердце своем он стыдится
     Сразу, едва лишь придя, слова рассыпать пред тобою -
 160 Перед тобою, чей голос, как божеский голос, пленил нас.
     Что ж до меня, то послал меня Нестор, наездник геренский,
     Спутником быть Телемаху. С тобой он желал повидаться,
     Чтоб присоветовал слово ему ты какое иль дело.
      Много приходится сыну, родитель которого отбыл,
 165 Бедствий терпеть, если нет другого заступника в доме,
     Вот как теперь Телемаху: уехал отец, и в народе
     Больше уж нет никого, кто его от беды защитил бы".
     Так, отвечая ему, Менелай русокудрый воскликнул:
     "Боги! Ужели же в доме своем принимаю я сына
 170 Друга, так много трудов за меня перенесшего тяжких!
     Я-то надеялся: буду, когда мы вернемся, дружить с ним
     Больше, чем с кем из ахейцев, лишь дал бы нам дома достигнуть
     По морю бурному Зевс Олимпиец, широкогремящий.
     Дал бы я в Аргосе город ему для житья и построил
 175 Дом бы ему, из Итаки привезши с богатствами всеми,
     С сыном и с целым народом, какой-нибудь выселив город,
     К Спарте который поближе, который под властью моею.
     Часто б тогда мы встречались, любили бы жарко друг друга
     И наслаждались друг другом. Не раньше бы разлучились,
 180 Чем одного бы окутало черное облако смерти.
     Верно, однако, сам бог позавидовал нашему счастью
     И одного лишь того несчастливца лишил возвращенья".
     Так он сказал, и у всех появилось желание плакать.
     Плакала горько Елена аргивская, дочь Молневержца,
 185 Плакали сын Одиссея и царь Менелай русокудрый.
     У Писистрата глаза не бесслезными также остались:
     Брат ему милый на память пришел, Антилох безупречный,
     Сыном блистательным ясной Зари умерщвленный под Троей.
     Вспомнил о нем Писистрат и слова окрыленные молвил:
 190     "Разумом ты, Атреид, между всеми людьми выдаешься, -
     Так говорил престарелый нам Нестор, когда вспоминали
     Мы о тебе в нашем доме, ведя меж собою беседу.
     Нынче послушайся, если возможно, меня. Никакой мне
     Радости нет горевать после ужина. Будет еще ведь
  195 Завтрашний день для скорбей. Ничего не имею я против,
     Ежели плачут о муже, кто умер и роком настигнут.
     Только и почести смертным бессчастным, что волосы срежут
     В память его да слезинка-другая в глазах навернется.
     Брата и я потерял. И не худшим он был средь ахейцев
 200 Воином. Знаешь его ты, наверное. Сам я не видел,
     С ним не встречался. Однако меж всех, говорят, выдавался
     Брат Антилох, как бесстрашный боец и бегун быстроногий".
     Так отвечая ему, сказал Менелай русокудрый:
     "Все ты, мой друг дорогой, говоришь, что сказал бы и сделал
 205 Наиразумнейший муж и даже старейший годами.
     Сын ты такого отца, потому и сказал так разумно.
     Род человека легко познается, которому выпрял
     Счастие Зевс-промыслитель при браке его иль рожденьи.
     Также и Нестору счастие дал он - все дни непрерывно
 210 Стариться в доме своем в весельи и в полном довольстве
     И сыновьями иметь копьеборных людей и разумных.
     Плач похоронный, какой тут случился, давайте оставим!
     Вспомним об ужине снова и руки омоем водою.
     Времени ж будет довольно обоим и завтрашним утром
215 И Телемаху и мне - обменяться словами друг с другом".
     Так он сказал. Асфалион, проворный служитель Атрида,
     Быстро им подал воды, чтоб они себе руки умыли.
     К пище готовой потом они руки свои протянули.
     Новая мысль тут явилась у дочери Зевса Елены.
 220 Снадобье бросила быстро в вино им, которое пили,
     Тонут в нем горе и гнев и приходит забвение бедствий.
     Если бы кто его выпил, с вином намешавши в кратере,
     Целый день напролет со щеки не сронил бы слезинки,
     Если бы даже с отцом или с матерью смерть приключилась,
 225 Если бы прямо пред ним или брата, иль милого сына
      Острою медью убили и он бы все видел глазами.
     Некогда было то средство целебное с действием верным
     Дочери Зевса дано Полидамной, супругою Фона,
     В дальнем Египте, где множество всяческих трав порождает
 230 Тучная почва - немало целебных, немало и вредных.
     Каждый в народе там врач, превышающий знаньем обширным
     Прочих людей, ибо все в той земле из Пэанова рода.
     Снадобье бросив в вино и вино разнести приказавши,
     Так начала говорить Елена, рожденная Зевсом:
 235    "Царь Менелай Атреид, питомец Зевеса, и все вы,
     Дети отважных мужей! По желанию Зевс посылает
     Людям и зло и добро, ибо все для Кронида возможно.
     Сидя тут в зале высоком, пируйте в весельи, беседой
     Тешьтесь, а я рассказать подходящее вам бы хотела.
 240 Подвигов всех Одиссея, в страданиях твердого духом,
     Ни рассказать не смогу я, ни их перечислить подробно.
     Но расскажу, на какое деянье дерзнул он бесстрашно
     В дальнем троянском краю, где так вы, ахейцы, страдали.
     Сам себе страшно позорнейшим способом тело избивши,
 245 Рубищем жалким, подобно невольнику, плечи одевши,
     В широкоуличный город враждебных мужей он пробрался.
     Так себя скрывши, совсем он другому был мужу подобен -
     Нищему, как никогда его возле судов не видали.
     Образ принявши его, он прошел в Илион, подозрений
 250 Не возбудивши ни в ком. Только я его сразу узнала,
     Спрашивать стала, но он от ответов хитро уклонился.
     Только тогда, как его я обмыла и маслом натерла,
     Платьем одела и клятвой великой ему поклялася,
     Что лишь тогда Одиссея троянцам я выдам, когда он
 255 В стан уж вернется к себе, к ахейским судам быстролетным, -
     Только тогда мне раскрыл он весь замысел хитрый ахейцев.
      В городе много троянцев избив длиннолезвенной медью,
     Он возвратился к ахейцам, принесши им знанье о многом.
     Громко другие троянки рыдали. Но радостью полно
 260 Было сердце мое: уж давно я рвалася уехать
     Снова домой и скорбела о том ослепленьи, какое
     Мне Афродита послала, уведши меня из отчизны,
     Бросить заставив и дочку, и брачную спальню, и мужа,
     Могшего духом и видом своим потягаться со всяким".
 265    И, отвечая Елене, сказал Менелай русокудрый:
     "Что говоришь ты, жена, говоришь ты вполне справедливо.
     Случай имел я узнать и стремленья, и мысли, и нравы
     Многих мужей благородных, и много земель посетил я,
     Но никогда и нигде не случалось мне видеть глазами
 270 Мужа такого, как царь Одиссей, в испытаниях твердый, -
     Также и дела такого, какое отважился сделать
     Муж тот могучий в коне деревянном, в котором засели
     Все мы, храбрейшие в войске, готовя погибель троянцам.
     Ты в это время к коню подошла. Побудил тебя, верно,
 275 Бог, нам враждебный, желавший врагам нашим славу доставить.
     Вместе с тобой подошел Деифоб, на бессмертных похожий.
     Щупая трижды засаду, пустую внутри, обошла ты
     И начала называть поименно знатнейших данайцев
     (Голосу полное сходство придав с голосами супруг их).
 280 Я, и Тидид Диомед, и царь Одиссей богоравный,
     Сидя засадой в коне, услыхали, как ты закричала.
     Мы с Диомедом в волненьи вскочили и тотчас хотели
     Выйти наружу иль громко тебе изнутри отозваться.
     Но Одиссей удержал нас, не дал проявиться порыву.
 285 (Все остальные ахейцы сидели в глубоком молчаньи.
     Только Антикл попытался тебе отозваться словами.
     Быстро тогда Одиссей руками могучими крепко
      Рот Антиклу зажал и от гибели тем нас избавил.
     Столько держал он, покуда тебя удалила Афина.)"
 290     Сыну Атрида в ответ Телемах рассудительный молвил:
     "Зевсов питомец Атрид Менелай, повелитель народов!
     Тем мне больней, что он все же не спасся от гибели грозной,
     Хоть и железное сердце в груди у родителя было.
     Ну, а теперь не пора ль нас в постели отправить, чтоб также
 295 Мы получили возможность и сладостным сном насладиться".
     Так он промолвил. Елена тотчас приказала рабыням
     Две кровати поставить в сенях, из подушек красивых,
     Пурпурных ложе устроить, а сверху покрыть их коврами,
     Два одеяла пушистых постлать, чтобы сверху покрыться.
 300 С факелом ярким в руках поспешили рабыни из дома
     И постелили постели. Глашатай из зала их вывел.
     Гости спать улеглися в притворе Атридова дома, -
     Сын Одиссеев герой и Несторов сын достославный.
     Царь же во внутренней спальне высокого дома улегся
 305 Рядом с Еленою длинноодеждною, светом меж женщин.
     Рано рожденная вышла из тьмы розоперстая Эос.
     Быстро с постели Атрид Менелай поднялся русокудрый,
     Платьем оделся, отточенный меч чрез плечо перебросил,
     К белым ногам привязал красивого вида подошвы,
 310 Вышел из спальни своей, бессмертному богу подобный,
     И к Телемаху подсел, и по имени назвал, и молвил:
     "Что за нужда, Телемах благородный, тебя привела к нам,
     В Лакедемон наш пресветлый, хребтами широкими моря?
     Дело народное или свое? Скажи откровенно".
 315    Сыну Атрида в ответ Телемах рассудительный молвил:
     "Зевсов питомец Атрид Менелай, повелитель народов!
     Прибыл сюда я, - не дашь ли каких об отце мне известий?
      Дом пожирается мой, и погибло мое достоянье;
     Дом мой полон врагов, которые режут без счета
 320 Мелкий скот мой и медленноходных быков криворогих;
     Матери это моей женихи, наглейшие люди!
     Вот почему я сегодня к коленям твоим припадаю, -
     Не пожелаешь ли ты про погибель отца рассказать мне,
     Если что видел своими глазами иль слышал рассказы
 325 Странника. Матерью был он рожден на великое горе!
     И не смягчай ничего, не жалей и со мной не считайся,
     Точно мне все сообщи, что видеть тебе довелося.
     Если когда мой отец, Одиссей благородный, словами ль,
     Делом ли что совершил, обещанье свое исполняя,
 330 В дальнем троянском краю, где так вы, ахейцы, страдали, -
     Вспомни об этом, молю, и полную правду скажи мне!"
     В гневе жестоком ему отвечал Менелай русокудрый:
     "Как это? Брачное ложе могучего, храброго мужа
     Вдруг пожелали занять трусливые эти людишки!
 335 Это как если бы лань для детенышей новорожденных
     Выбрала логово мощного льва, их бы там уложила
     И по долинам пошла бы пастись, поросшим травою,
     Лев же могучий меж тем, к своему воротившися ложу,
     И оленятам и ей бы позорную смерть приготовил, -
 340 Так же и им Одиссей позорную смерть приготовит.
     Если бы, Зевс, наш родитель, и ты, Аполлон, и Афина, -
     В виде таком, как когда-то на Лесбосе он благозданном
     На состязаньях с Филомелеидом бороться поднялся,
     С силой швырнул его наземь и радость доставил ахейцам, -
 345 Пред женихами когда бы в таком появился он виде,
     Короткожизненны стали б они и весьма горькобрачны!
     То же, что знать от меня ты желаешь, тебе сообщу я,
     Не уклоняясь от правды ни в чем, не виляя нисколько.
     Все, что мне старец правдивый морской сообщил, ни о чем я
  350 Не умолчу пред тобой, ни единого слова не скрою.
     Сердцем домой я рвался, но все время держали в Египте
     Боги меня, потому что я им не принес гекатомбы.
     Боги хотят, чтоб всегда приказанья их помнили люди.
     Остров такой существует на море высокоприбойном;
 355 Перед Египтом лежит он (название острову - Фарос)
     На расстояньи, какое в течение дня проплывает
     По морю, ветром попутным гонимый, корабль изогнутый.
     Гавань прекрасная в нем. Отплывают из гавани этой,
     Черной запасшись водой, корабли равнобокие в море.
 360 Двадцать там дней меня боги держали. Все время ни разу
     Дующих в сторону моря попутных ветров не явилось,
     Что провожают суда по хребту широчайшего моря.
     Все бы у нас истощилось - и силы людей и припасы, -
     Если бы жалко не стало меня Эйдофее богине,
 365 Дочери старца морского, могучего бога Протея.
     Ей всего более дух взволновал я. Когда одиноко
     Шел от товарищей я вдалеке, мне она повстречалась.
     Все они время, близ моря слоняясь, кривыми крючками
     Рыбу ловили: терзал жесточайший им голод желудки.
 370     Близко став предо мною, она мне промолвила громко:
     - Глуп ли ты так, чужеземец, иль так легкомыслен? Нарочно ль
     Бросил о всем ты заботу и сердце страданьями тешишь?
     Так ты на острове долго сидишь - и найти не умеешь
     Выхода, тем ослабляя в сердцах у товарищей бодрость! -
 375    Так мне сказала. И я, отвечая богине, промолвил:
     - Кто б из богинь ни была ты, всю правду тебе расскажу я.
     Нет, не по собственной воле я здесь задержался, но, видно,
     Чем-то богов я обидел, владеющих небом просторным.
     Ты хоть скажи мне, богиня, - ведь все вам, бессмертным, известно, -
 380 Кто из богов меня держит и мне закрывает дорогу
      Для возвращенья домой по обильному рыбами морю? -
     Так говорил я. И светлая мне отвечала богиня:
     - Я, чужеземец, тебе совершенно правдиво отвечу:
     Часто бывает старик здесь морской из Египта, правдивый,
 385 Бог бессмертный Протей, которому ведомы бездны
     Моря всего и который царю Посейдону подвластен.
     Он, говорят, мой отец, и я от него родилася.
     Если б тебе удалось овладеть им, устроив засаду,
     Все б он тебе рассказал про дорогу, и будет ли долог
 390 Путь к возвращенью домой по обильному рыбами морю.
     Если захочешь, спроси и о том его, Зевсов питомец,
     Что в твоем доме плохого ль, хорошего ль было в то время,
     Как ты домой возвращался далекой и трудной дорогой. -
     Так говорила богиня. И я, отвечая, сказал ей:
 395    - Нет, уж придумай сама, как поймать мне бессмертного старца,
     Чтобы, заметив меня как-нибудь, от меня он не скрылся.
     Трудно смертному мужу с бессмертным управиться богом. -
     Так сказал я. И светлая мне отвечала богиня:
     - Это тебе, чужеземец, правдиво вполне сообщу я.
 400     Только приблизится солнце к средине широкого неба,
     Вдруг средь кипения черной воды, при подувшем зефире,
     Правду знающий старец морской из пучины выходит.
     Выйдя из волн зашумевших, ложится он в полую яму.
     Тут же тюлени, потомки прекраснейшей дочери моря,
 405 Стаями спят вкруг него, седые покинувши волны,
     Острый смрад издавая глубоко с пучинного моря.
     С ранней зарею тебя проведу я туда и устрою
     Ложе тебе меж тюленей. А ты на судах твоих прочных
     Трех себе выбери в помощь товарищей самых надежных.
 410 Все же уловки того старика тебе сообщу я.
     Прежде всего обойдет он тюленей и всех сосчитает.
      После того же как их сосчитает старик и осмотрит,
     Ляжет средь них отдыхать, как пастух средь овечьего стада.
     Только увидите вы, что заснул средь своих он тюленей,
 415 Пусть вас тотчас же забота возьмет об отваге и силе!
     Быстро схватите его, как бы он ни рвался и ни бился.
     Виды начнет принимать всевозможных существ он, какие
     Бродят у нас по земле; и водой и огнем обернется.
     Вы же без страха держите его и сжимайте покрепче.
 420 После того как он сам обратится к тебе со словами,
     Образ принявши, в каком вы его уже видели спящим,
     Тотчас насилье оставь, отпусти старика на свободу
     И расспроси его, кем из богов ты, герой, утесняем,
     Как тебе в дом свой вернуться по рыбообильному морю. -
 425    Так сказав, погрузилась в волнами кипящее море.
     Я же к стоявшим в песках кораблям моим шаг свой направил.
     Сильно во время дороги мое волновалося сердце.
     После того как пришел к своему кораблю я и к морю,
     Ужин сготовили мы. Священная ночь наступила.
 430 Спать мы тогда улеглись близ прибоем шумящего моря.
     Рано рожденная встала из тьмы розоперстая Эос.
     Двинулся в путь я, бессмертным богам горячо помолившись,
     Берегом моря широкодорожного. Вместе с собою
     Трех я товарищей вел, для всякого дела пригодных.
 435 Тут погрузилась богиня в широкое лоно морское
     И принесла из пучины четыре нам шкуры тюленьих,
     Только что содранных: хитрость она на отца замышляла.
     На берегу средь песков уже вырыла нам она яму
     И в ожиданьи сидела, когда подошли мы к богине.
 440 Каждого в яму она уложила и шкурой покрыла.
     Стать ужасной для нас могла бы засада. Ужасно
     Мучил нас гибельный запах питаемых морем тюленей.
      С чудищем моря в соседстве легко ли лежать человеку!
     Но принесла нам спасенье она и великую помощь:
 445 Смазала каждому ноздри амвросией, пахнувшей сладко.
     Запахом тем благовонным был смрад уничтожен чудовищ.
     Стойко мы целое утро под шкурами там пролежали.
     Стаями вышли из моря тюлени и друг возле друга
     Все на песке улеглись близ прибоем шумевшего моря.
 450 В полдень вышел старик из соленого моря; увидел
     Жирных тюленей своих на песке, обошел, сосчитал их;
     Первыми нас между чудищ своих сосчитал он; и мысли
     Не было в духе его о засаде. Улегся и сам он.
     Выскочив с криком из ям, мы кинулись к старцу, схватили
 455 Крепко его. О коварном искусстве своем не забыл он.
     Огненнооким сначала представился львом бородатым,
     После того леопардом, драконом и вепрем огромным,
     Деревом вдруг обернулся высоким, текучей водою.
     Стойкие духом, бесстрашно его мы держать продолжали.
 460 Это наскучило скоро в уловках искусному старцу.
     Вдруг, с человеческим словом ко мне обратившись, спросил он:
     - Кто из бессмертных тебя, Атреид, обучил из засады
     Мной овладеть против воли моей? Чего тебе нужно? -
     Так спросил он, и я, ему отвечая, промолвил:
 465    - Знаешь ты, старец, и сам, - для чего отвлекаешь вопросом~
     Как я на острове долго сижу и найти не умею
     Выхода, как постепенно все более падаю духом.
     Ты хоть скажи мне, о старец, - ведь все вам, бессмертным, известно,
     Кто из богов меня тут задержал и закрыл мне дорогу
 470 Для возвращенья домой по обильному рыбами морю? -
     Так говорил я. Немедленно мне, отвечая, сказал он:
     - Но ведь, всходя на корабль, обязательно должен был жертву
     Зевсу и прочим богам ты принесть, раз хотел поскорее
      По винно-чермному морю вернуться в родимую землю.
 475 Ибо тогда лишь судьба тебе - близких увидеть, приехать
     В дом твой прекрасный обратно и в милую землю родную,
     Если теперь же назад ты поедешь к теченьям Египта,
     Зевсом вспоенной реки, и святые свершишь гекатомбы
     Вечно живущим богам, владеющим небом широким;
 480 И подадут тебе боги дорогу, какую желаешь. -
     Так говорил он. Разбилось тогда мое милое сердце:
     Он мне приказывал снова по мглисто-туманному морю
      Ехать обратно в Египет тяжелой и длинной дорогой!
     Но, несмотря и на это, ему отвечая, сказал я:
 485    - Все это точно, о старец, исполню я, как мне велишь ты.
     Но расскажи еще вот что и будь откровенен со мною:
     Все ль невредимо в судах воротились ахейцы, которых
     Нестор и я за собою оставили, Трою покинув?
     Или погиб кто-нибудь с кораблем своим гибелью горькой,
490 Или, проделав войну, на руках своих близких скончался?-
     Так говорил я. И, мне отвечая, тотчас же сказал он:
     - Что ты об этом, Атрид, выспрашивать вздумал? Не надо б
     Знать тебе лучше об этом. Не думаю я, чтобы долго
     Смог ты остаться бесслезным, когда все подробно узнаешь.
495 Много из них уж погибло, но много и живо осталось.
     Из предводителей меднодоспешных ахейцев лишь двое
     При возвращеньи погибли; кто в битвах убит, ты ведь знаешь;
     Третий же где-то живой задержался на море широком.
     С длинновесельными вместе судами Аякс Оилеев
500 В море погиб. Посейдон о гирейские острые скалы
     Раньше суда лишь разбил, самого ж его спас из пучины.
     Смерти б он так и избег, хоть и был ненавистен Афине,
     Если б в большом ослепленьи хвастливого слова не бросил,
     Что, и богам вопреки, он спасся из гибельной бездны.
 505 Дерзкую эту его похвальбу Посейдаон услышал.
     Вспыхнувши гневом, трезубец в могучие руки схватил он
     И по гирейской ударил скале, и скала раскололась.
     Часть на месте осталась, обломок же в море свалился,
     Тот, находясь на котором, Аякс погрешил так жестоко.
510 Вслед за собою увлек и его он в кипящее море.
     Так он там и погиб, соленой воды наглотавшись.
     Брат же твой Кер избежал, от них ускользнул в изогнутых
     Черных своих кораблях. Спасла владычица Гера.
     Все же в то время когда уж к высокому мысу Малеи
515 Близок он был, подхватила его налетевшая буря
     И понесла через рыбное море, стенавшего тяжко,
     К крайним пределам страны, где Фиест обитал в своем доме
     В прежнее время; теперь же Эгист Фиестид обитал там.
     Но появился счастливый возврат для него и оттуда.
520 Ветер боги назад повернули, и прибыл домой он.
     Вышел в восторге на землю родную Атрид Агамемнон,
     К родине крепко припал, целовал ее. Жаркие слезы,
     С радостью землю увидев, из глаз проливал он обильно.
     С вышки, однако, тотчас его сторож заметил. Поставлен
 525 Был он Эгистом коварным, который ему два таланта
     Золотом дать обещал; сторожил он уж год, чтоб внезапно
     Не появился Атрид и о буйной не вспомнил бы силе.
     Быстро направился в дом к пастуху он народов с известьем.
     Тотчас коварнейший план задумал Эгист. Средь народа
 530 Выбрал надежнейших двадцать мужей, посадил их в засаду,
     В доме с другой стороны обед приказал приготовить,
     Сам же отправился звать Агамемнона, пастыря войска,
     На колесницах с конями, замыслив недоброе дело.
     Встретил его, подозрению чуждого, ввел его в дом свой
 535 И, угостивши, зарезал, как режут быка возле яслей.
     Ни одного из прибывших с Атридом в живых не осталось,
      Но и Эгистовых также: все в мужеском зале погибли.

Илиада →

Читайте также:

4.4 4.4



Длительность

562 мин
30 страниц


Популярность

  840

высокая

Мне нравится

Поделиться с друзьями

Настройки

Размер шрифта              

Цвет текста  

Цвет фона    

Другие Тексты сказок

МОБИЛЬНОЕ ПРИЛОЖЕНИЕ
Мобильное приложение Audiobaby

Слушайте сказки без
доступа в Интернет

Записывайте сказки
своим голосом

Делитесь сказками с друзьями

Составляйте списки любимого

Создавайте плейлисты

Сохраняйте закладки

Никакой рекламы

Аудиосказки для iPhone

Аудиосказки для Android