Показать Введите пароль

Забыли пароль?

Пожалуйста, укажите ваше имя

Показать Пароль должен содержать не менее 6 символов

Close

Одиссея

Родные меня побуждают
      К браку. Мой сын негодует, смотря, как имущество гибнет.
 160  Он уже все понимает, он взрослый мужчина, способный
      Сам хозяйство вести и славу добыть через Зевса.
      Все-таки ты мне скажи, какого ты рода, откуда?
      Ведь не от дуба ж ты старых сказаний рожден, не от камня".
      Ей отвечая на это, сказал Одиссей многоумный:
165      "О достойная чести супруга царя Одиссея !
      Ты упорно желаешь о роде моем допытаться.
      Ну хорошо, я скажу. Но меня еще большим печалям
      Этим ты предаешь. Так в жизни бывает со всяким,
      Кто столь долгое время, как я, на родине не был,
 170  Много объехал чужих городов и страдал так жестоко.
      Все ж и притом я скажу, что спросила и хочешь узнать ты.
      Есть такая страна посреди винно-цветного моря, -
      Крит прекрасный, богатый, волнами отовсюду омытый.
      В нем городов - девяносто, а людям, так нету и счета.
 175  Разных смесь языков. Обитает там племя ахейцев,
       Этеокритов отважных, кидонских мужей; разделенных
      На три колена дорийцев; пеласгов божественных племя.
      Кнос - между всех городов величайший на Крите. Царил в нем
      Девятилетьями мудрый Минос, собеседник Зевеса.
 180  Храброму Девкалиону, отцу моему, был отцом он.
      Девкалионом же я был на свет порожден и властитель
      Идоменей. Но в судах изогнутых с Атридами вместе
      В Трою он отплыл. Эфон - мое знаменитое имя.
      Был я моложе его. Он старше и духом отважней.
 185  Там Одиссея я видел, одаривал щедро, как гостя.
      Ветра ярая сила, в то время как в Трою он ехал,
      К Криту его загнала, отбивши от мыса Малеи.
      Стал он в Амнисе. Пещера богини Илифии есть там.
      В гавани этой опасной с трудом лишь он спасся от бури.
 190  Идоменея спросил он тотчас же, поднявшись к нам в город.
      Был он ему, по словам его, гостем почтенным и милым.
      Но уже десять прошло иль одиннадцать зорь, как уехал
      Идоменей с кораблями своими двухвостыми в Трою.
      Я Одиссея привел во дворец наш и принял радушно,
 195  И угощал из запасов, в обильи имевшихся в доме.
      Также товарищам всем Одиссея, с ним вместе прибывшим,
      Светлого дал я вина и муки, их собравши с народа,
      Как и говяжьего мяса, чтоб было чем дух им наполнить.
      Целых двенадцать там дней богоравные ждали ахейцы.
 200  Яростный северный ветер держал их. Стоять и на суше
      Было нельзя. Божеством он каким-то был послан враждебным.
      Лишь на тринадцатый день он утих, и ахейцы отплыли".
      Много в рассказе он лжи громоздил, походившей на правду.
      Слушала та, и лились ее слезы, и таяли щеки,
  205  Так же, как снег на скалистых вершинах возвышенных тает,
      Евром согретый и раньше туда нанесенный Зефиром;
      Реки быстрее текут, вздуваясь от таянья снега.
      Таяли так под слезами ее прекрасные щеки
      В плаче о муже своем, сидевшем пред ней. Одиссей же
 210  В сердце глубоко жалел рыдавшую горько супругу,
      Но, как рога иль железо, глаза неподвижно стояли
      В веках. И воли слезам, осторожность храня, не давал он.
      После того как она многослезным насытилась плачем,
      С речью такой к Одиссею опять она обратилась.
 215     "Мне теперь хочется, странник, тебя испытанью подвергнуть.
      Если вправду товарищей ты угощал Одиссея
      И самого его там у себя, как меня уверяешь,
      То расскажи мне, какую на теле носил он одежду,
      Как он выглядел сам и кто его спутники были".
 220      Ей отвечая на это, сказал Одиссей многоумный:
      "Женщина, трудно о тех говорить, кто так долго далеко
      Пробыл. Теперь ведь двадцатый уж год с той поры протекает,
      Как он уехал оттуда и родину нашу покинул.
      Все же тебе расскажу я, что память моя сохранила.
 225  Плащ двойной шерстяной имел Одиссей богоравный -
      Пурпурный. В этом плаще золотая застежка входила
      В парную трубку, а сверху они прикрывалися бляхой:
      Пестрый олень молодой под зубами собаки в передних
      Лапах ее извивался. Смотреть удивительно было,
 230  Как - из золота оба - собака душила оленя,
      Он же ногами отчаянно бил, убежать порываясь.
      Также блестящий хитон на теле его я заметил.
      Ткань - как пленка была с головки сушеного лука, -
       Так нежна была ткань, и сияла она, словно солнце.
 235  Многие женщины, глядя на этот хитон, изумлялись.
      Слово другое скажу, и к сердцу прими это слово.
      Знать не могу я, носил ли уж дома он эту одежду,
      Иль из друзей ему кто подарил, как он в путь отправлялся,
      Иль получил ее в дар уж в дороге. Любили повсюду
 240  Сына Лаэртова: мало ведь было ахейцев подобных.
      Также и я ему меч подарил и двойной, превосходный
      Пурпурнокрасный хитон с красивой каймой и с почтеньем
      Гостя в его корабле крепкопалубном дальше отправил.
      Был и вестник при нем, лишь немного моложе, чем сам он.
 245  Также о том я тебе расскажу, как выглядел вестник;
      Был он спиною сутул, смуглокож, с головою кудрявой
      Звали его Еврибат. Одиссей с ним всего наиболе
      Был из товарищей дружен и в мыслях всех ближе сходился".
      Больше еще у нее появилось желание плакать, -
 250  Так подробно и точно все признаки ей описал он.
      После того как она многослезным насытилась плачем,
      С речью такой к Одиссею опять она обратилась:
      "Раньше ты, странник, во мне возбудил состраданье, теперь
же
     Будешь ты в доме моем мне мил и достоин почтенья.
 255  Эту одежду, сложив ее в складки, сама принесла я
      Из кладовой и блестящую к ней приложила застежку,
      Чтоб украшеньем служила. Теперь никогда уж его мне
      Больше не встретить входящего в дом свой в Итаке родимой!
      Злою, как видно, подвигнут судьбой, в корабле своем полом
 260  В злой Илион поехал супруг мой, в тот город ужасный!"
      Ей отвечая на это, сказал Одиссей многоумный:
     "О достойная чести супруга царя Одиссея!
       Больше не порти своей красоты, не мертви себе духа
      Скорбью о муже. Тебя порицать я за это не мог бы:
 265  Всякая будет скорбеть о гибели мужа, с которым
      В браке счастливом детей прижила, хоть будь он и хуже,
      Чем Одиссей; говорят ведь, что был он бессмертным подобен.
      Но прекрати свои слезы, подумай о том, что скажу я.
      Полную правду скажу я тебе, ничего не скрывая.
 270  О возвращеньи домой Одиссея уж слышать пришлось мне.
     Близко от нас Одиссей, в краю плодородном феспротов,
      Жив и много домой сокровищ везет богатейших,
      Собранных им у различных народов. Но спутников верных,
      Полный корабль свой в волнах потерял он, едва лишь покинул
 275  Остров Тринакрию. Гневались Зевс на него с Гелиосом
      Из-за коров Гелиоса, убитых людьми Одиссея.
      В буйно плещущем море товарищи все потонули,
      Сам же на киле судна был выброшен он им на сушу
      В край, где родные бессмертным богам обитают феаки.
280  Эти феаки, как бога, его почитали всем сердцем,
      Много даров подарили и сами желали отправить
      В целости полной домой. И был бы давно он уж дома.
      Много, однакоже, выгодней счел Одиссей хитроумный
      Раньше побольше объехать земель, собирая богатства.
 285  Он в понимании выгод своих выдавался меж всеми.
      В этом бы с ним состязаться не мог ни единый из смертных.
      Все это так мне Федон рассказал, повелитель феспротов.
      Мне самому поклялся он, свершив возлияние в доме,
      Что и корабль уже спущен и люди совсем уж готовы,
 290  Чтоб отвезти Одиссея в желанную землю родную.
      Раньше, однако, меня он отправил. Случайно в то время
      Ехал феспротский корабль в Дулихий, богатый пшеницей.
       Мне и богатства, какие собрал Одиссей, показал он.
      Десять могли бы они поколений кормить у иного, -
 295  Столько в доме его лежало сокровищ владыки.
      Про Одиссея ж сказал, что сам он в Додону поехал,
      Чтоб из священного дуба услышать вещание Зевса:
      Как вернуться ему на тучные земли Итаки, -
      Явно ли, тайно ли, раз он так долго на родине не был?
 300  Значит, как видишь, он жив. На Итаку он скоро вернется.
     Он уже близко! Поверь мне, вдали от друзей и отчизны
      Будет он очень недолго. Готов тебе в этом поклясться.
      Будь мне свидетелем, Зевс, из богов высочайший и лучший,
      Этот очаг Одиссея, к которому здесь я приехал, -
 305  Все совершится воистину так, как тебе говорю я.
      В этом году еще к вам Одиссей, ты увидишь, вернется,
      Только что на небе месяц исчезнет и сменится новым".
      Мудрая так Пенелопа на это ему отвечала:
      "О, если б слово твое, чужеземец, свершилось на деле!
310  Много б тогда от меня получил ты любви и подарков,
      Так что всякий тебя, повстречавши, назвал бы счастливцем!
      Как, однако, ни будет, - я сердцем предчувствую вот что:
      Ни Одиссей не вернется домой, ни тебя не отправим
      В путь мы отсюда: хозяев уж нет здесь, каким до отъезда
 315  Был Одиссей в этом доме, - да! был таким он когда-то! -
      Странников всех принимавший и в путь отправлявший с почетом.
      Вот что, служанки: обмойте его и постель приготовьте -
      Все: кровать, одеяло, подушки блестящие, - так, чтоб
      Мог он в полном тепле дожидаться Зари златотронной.
 320  Завтра же рано обмойте его и маслом натрите,
      Чтобы внутри здесь, в столовой самой, вблизи Телемаха,
       Мог он сесть за обед. И тому самому будет хуже,
      Кто его больно обидит: тогда ничего уже больше
      Он от меня не добьется, хотя бы сердился ужасно.
 325  Как же, странник, ты сможешь узнать обо мне, превышаю ль
      Женщин я остальных умом и разумною сметкой,
      Если я грязным тебя и в платье плохое одетым
      Сесть к нам за стол допущу? Краткожизненны люди на свете.
      Кто и сам бессердечен и мысли его бессердечны,
 330  Все того проклинают живого и всяких желают
      Горьких скорбей для него, а над мертвым жестоко глумятся.
      Кто же и сам безупречен и мысли его безупречны, -
      Славу широкую всюду о нем между смертных разносят
      Странники, много людей называет его благородным".
 335     Ей отвечая на это, сказал Одиссей многоумный:
      "О достойная чести супруга царя Одиссея!
      Мне одеяла, подушки блестящие стали противны
      С самой поры, как впервые я критские снежные горы,
      В длинновесельном плывя корабле, за собою оставил.
 340  Лягу я так, как давно уж без сна провожу свои ночи.
      Много ночей проворочался я на убогих постелях,
      Так дожидаясь прихода на небо Зари пышнотронной.
      И омовение ног сейчас мне совсем не желанно.
      Нет, никогда наших ног ни одна не коснется из женщин,
 345  Тех, которые здесь несут свою службу при доме,
      Если женщины нет у тебя престарелой и умной,
      Столько же в жизни своей, как я, перенесшей страданий.
      Если бы ноги она мне помыла, я не был бы против".
      Мудрая так Пенелопа на это ему отвечала:
 350      "Милый странник! Милее в мой дом никогда не являлся
      Муж - разумный такой - из странников стран чужедальних.
     Все, что ты здесь говоришь, - так обдуманно, все так понятно!
      Старая женщина есть у меня, разумная сердцем.
      Ею и выкормлен был и выхожен тот несчастливец,
 355  Ею он на руки был в минуту рождения принят.
      Очень она уж слаба, но все ж тебе ноги помоет.
      Ну-ка, моя Евриклея разумная, встань-ка и вымой
      Ноги ему. Твоему господину он сверстник. Наверно,
      И Одиссей и ногами уж стал и руками такой же.
 360  Очень старятся быстро в страданиях смертные люди".
      Так говорила. Лицо старуха закрыла руками,
      Жаркие слезы из глаз проливая, и грустно сказала:
      "Горе! Дитя мое! Что я поделать могу! Как жестоко
     Зевс ненавидит тебя ! А как ведь его почитал ты!
 365  Кто из смертных такие сжигал молневержцу Крониду
      Жирные бедра, такие давал гекатомбы, какие
      Ты приносил ему, жарко молясь, чтобы старости светлой
      Ты для себя дождался и блестящего выкормил сына?
      Лишь у тебя одного он день возвращения отнял.
 370  Может быть, где-нибудь так же над ним, чужеземным скитальцем,
      В чьем-нибудь доме богатом служанки бесстыдно глумились,
      Как издеваются здесь над тобою все эти собаки!
      Их постоянных обид и насмешек желая избегнуть,
      Не разрешаешь себя ты обмыть им. Но я-то готова
 375  Очень охотно исполнить приказ Пенелопы разумной.
      Ради не только самой Пенелопы тебе я помою
      Ноги, но так же и ради тебя. Глубокой печалью
      Дух мой взволнован внутри. Послушай-ка то, что скажу я.
      Много странников к нам несчастливых сюда приходило,
 380  Но никогда никого столь похожего я не видала,
       Как с Одиссеем ты голосом схож, и ногами, и видом".
      Ей отвечая на это, сказал Одиссей многоумный:
      "Все, старушка, кому приходилось обоих нас видеть,
      Все утверждают, что очень один на другого похожи
 385  Мы с Одиссеем, как ты и сама справедливо сказала".
      Ярко сияющий таз достала старуха, в котором
      Ноги мыла всегда, налила в него раньше холодной
      Много воды и горячей потом подлила. Одиссей же
      От очага отодвинулся прочь в темноту поскорее:
 390  Тотчас на ум опасенье пришло, чтобы, за ногу взявшись,
      Не увидала старуха рубца, и все б не открылось.
      Ближе она подошла, чтоб помыть своего господина.
      Вдруг узнала рубец, кабаном нанесенный когда-то.
      Ездил тогда Одиссей на Парнас, к Автолику с сынами.
 395  Дедом его он по матери был. И был он великий
      Клятвопреступник и вор. Гермес даровал ему это.
      Бедра ягнят и козлят, приятные богу, сжигал он,
      И Автолику Гермес был и спутник в делах и помощник.
      В край плодородный Итаки приехав, застал Автолик там
 400  Только что дочерью милой рожденного сына-младенца.
      После того как он ужинать кончил, ему на колени
      Внука его положив, Евриклея промолвила слово:
      "Сам ты теперь, Автолик, найди ему имя, какое
      Внуку хотел бы ты дать: ведь его ты вымаливал жарко".
 405     Ей отвечая на это, сказал Автолик и воскликнул:
      "Зять мой и дочь, назовите дитя это так, как скажу я.
      Из дому к вам я приехал сюда, на земле многодарной
      Многим мужчинам, а также и женам весьма ненавистный.
      Пусть же прозвище будет ему Одиссей. А когда подрастет он,
  410  Если в дом материнский большой на Парнасе приедет,
      Где я богатства свои сохраняю, - из этих сокровищ
      Дам я подарки ему, и домой он уедет довольный".
      Этого ради, чтоб их получить, Одиссей и поехал.
      Приняли очень радушно его Автолик с сыновьями.
 415  Руки ему пожимали, приветливо с ним говорили.
      Бабка ж его Амфитея, обняв Одиссея руками,
      Голову внука, глаза целовать его ясные стала.
      Славных своих сыновей позвал Автолик, приказавши
      Им приготовить обед. Охотно они подчинились.
 420  Тотчас на двор привели быка пятилетнего с поля,
      Кожу содрали с быка и его на куски разрубили,
      Ловко на мелкие части рассекли, наткнули на прутья
      И, осторожно изжарив, на порции все поделили.
      Так тогда целый день напролет, до зашествия солнца,
 425  Все пировали, и не было в равном пиру обделенных.
      Солнце меж тем закатилось, и сумрак спустился на землю.
      Спать все тогда улеглись и сна насладились дарами.
      Только успела подняться из тьмы розоперстая Эос,
      Вышли уже на охоту собаки, с собаками также
 430  И сыновья Автолика, а с ними отправился вместе
      И Одиссей. Поднялись на высокую гору Парнаса,
      Лесом заросшую. Вскоре достигли тенистых ущелий.
      Только что новыми солнце лучами поля осветило,
      Выйдя из тихо текущих, глубоких зыбей Океана,
 435  Вниз в ущелье спустились охотники; мчались пред ними,
      Нюхая жадно следы, собаки, за ними спешили
      Сзади сыны Автолика, средь них же, всех ближе к собакам,
      Равный богам Одиссей, потрясая копьем длиннотенным.
      Там огромный кабан залег меж кустов густолистых.
  440  Не продувала их сила сырая бушующих ветров,
      Не пробивало лучами палящими жаркое солнце,
      Не проникал даже до низу дождь, до того они густы
      Были; под ними же листьев огромная куча лежала.
      Шум приближался охоты. Вокруг кабана раздавались
 445  Лай и топот шагов. Он медленно вышел из чащи
      И, ощетинив хребет, с горящими ярко глазами,
      Близко встал перед ними. Взмахнув мускулистой рукою,
      Первый нацелился длинным копьем Одиссей, порываясь
      Насмерть сразить кабана. Но кабан, упредив Одиссея,
 450  Выше колена ударил его и выхватил много
      Мяса, ударивши сбоку клыком. Но кость уцелела.
      В правое вепрю плечо копьем угодил он, метнувши,
      И пронизало насквозь копье медноострое зверя.
      С хрипом в пыль повалился кабан и с духом расстался.
 455  Тотчас тем кабаном занялись сыновья Автолика,
      Рану потом Одиссею отважному, схожему с богом,
      Перевязали искусно и черную кровь заговором
      Остановили. И в дом поспешили отцовский вернуться.
      Выходив гостя от раны, кабаньим клыком нанесенной,
 460  Много ценных даров подарив, Автолик с сыновьями
      Быстро его на Итаку отправили. Радостны были
      Сам Одиссей и они. И радостно приняли дома
      Сына отец и почтенная мать и расспрашивать стали,
      Как он рубец получил. И все рассказал он подробно,
465  Как его белым клыком ударил кабан на Парнасе,
      Где ему быть на охоте с сынами пришлось Автолика.
      Только рукой провела по ноге Одиссея старуха,
      Только коснулась рубца - и ногу из рук уронила.
      В таз упала нога Одиссея, и медь зазвенела.
 470  Набок таз наклонился, вода полилася на землю.
       Сердце ей охватили и радость и скорбь.

Илиада →

Читайте также:

4.4 4.4



Длительность

562 мин
30 страниц


Популярность

  840

высокая

Мне нравится

Поделиться с друзьями

Настройки

Размер шрифта              

Цвет текста  

Цвет фона    

Другие Тексты сказок

МОБИЛЬНОЕ ПРИЛОЖЕНИЕ
Мобильное приложение Audiobaby

Слушайте сказки без
доступа в Интернет

Записывайте сказки
своим голосом

Делитесь сказками с друзьями

Составляйте списки любимого

Создавайте плейлисты

Сохраняйте закладки

Никакой рекламы

Аудиосказки для iPhone

Аудиосказки для Android